Мы в соцсетях

 

 

 

Ритуал - это
 
По Вашему мнению, магия - это
 
Ведьминский Эсбат
Автор: Роберт Кохрейн (перевод Soror Laetitia и Анны Симбалайн) 21.02.2016   

Эта статья повествует о собрании ведьм, которое, действительно, имело место. Ритуал нельзя описать полностью, однако здесь вы найдете своего рода сочетание фактов и личных впечатлений. Формы этого ритуала верны для ведьм графства Уорикшир. Также автор ни в коей мере не преувеличил феномены, с которыми столкнулся во время ритуала и попытался описать их наиболее точно. Эти феномены передают ощущение от ритуала такого типа, не похожего на те, что обычно представляется публике под видом ведьмовства.

 

Некоторые семьи практикуют такие ритуалы уже несколько столетий.

 

Холодно. От травы к луне поднимается туман. Мы идем к пещерам через поля, куда-то на запад по холмам. Из темноты на нас, нарушителей спокойствия ночного мира, недовольно лает лиса. Здесь, в тихом мире Гекаты, миллиарды насекомых плетут свои роковые паутины. Мы осторожно пробираемся в тишине за рядами живой изгороди, чувствуя себя захватчиками из более блистательной эпохи, чем наша. По котлу в рюкзаке Питера постукивает один из ножей, и котел слегка позвякивает. Питер останавливается, немного поправляет груз, затем указывает вверх, на вершину холма, очертания которого виднеются вдали. Мы начинаем подъем к пещерам. Ветер срывает с деревьев несколько последних листьев.

 

 

Нас семеро: шестеро мужчин и одна женщина. Мы скользим по траве, покрытой ночной росой и насекомыми, утопая в мокрой земле, которая прогибается под нашим весом. Фары разрезают тьму ночи на краткое мгновение и исчезают, унося с собой всякое напоминание о механической жизни – это внизу в долине представители двадцатого века проносятся по темным дорогам. В холодном лунном свете мы видим обвалившиеся камни, скрывающие вход в пещеру.

 

Наш проводник спешит ко входу, затем поворачивает обратно и идет к нам. «Будьте осторожны, почва на склоне может обвалиться в любой момент», - говорит он; его лица не видно, оно скрыто в тени, и лучи луны не достигают его.

 

Рука Джоан тянется к моей, и мы вместе осторожно ступаем во мрак. Порывы ветра сбивают нас с ног, чувство пространства по левую руку становится все более определенным; затем ветреное место остается позади, и мы скрываемся за камнями. Наш проводник Артур исчезает, видно только мельтешащий белый свет от ручного фонарика. Его приглушенный голос доносится из-под земли: «Всё нормально, спускайтесь». Один за другим, мы проходим через вход в пещеру и скользим вниз по влажному известняку. Джоан следует за ними, всё еще держа мою руку для равновесия. Я скольжу внутрь пещеры за её рукой. Мы выпрямляемся и останавливаемся, зажигаем фонарь. Свет мерцает на мокрых стенах пещеры, отражаясь в зеленоватой воде, заливающей пол. Безветрие подземелья и его тишина внезапно будто давят. Чтобы побороть неприятное чувство, все одновременно начинают говорить, давая себе отдохнуть от нервного напряжения ходьбы и немного от страха.

 

Я сбрасываю рюкзак с плеч и с досадой замечаю, что он покрыт мокрым известняком. Ищу компас, смотрю на него, нахожу север. Остальные вытаскивают экипировку, бросают мне дрова. Я раскладываю костер и пропитываю дрова керосином, купленным специально для этой цели. Пещера становится живой и дружелюбной: желтые огоньки, взлетев к потолку, отражаются в бесчисленных каплях и сверкают, как миллионы бриллиантов. Подбрасывая в костер побольше дров, я уворачиваюсь от языков пламени, которое жадно набрасывается на свежее топливо. Дым вьется под своды пещеры. Ребята тушат фонарики. Постояв вокруг огня, чтобы согреться, мы начинаем раздеваться. «Выкопайте круг» - говорит Джоан ведьмаку Блэкки, который в этот момент как раз снимает штаны и выглядит, как аист, стоящий на одной ноге. «Сейчас, только переоденусь» - говорит он и спешит придвинуться ближе к огню. Он облачается в ведьмовское одеяние, в мантию и идет в центр пещеры и начинает вырезать ножом круг.

 

Все остальные молча выполняют назначенные им ранее задания. Джоан и я извлекаем из рюкзаков магические орудия, осторожно вытираем их и раскладываем на подходящие места поверх валуна, который служит столом. По четырем сторонам света Джон и Питер втыкают в мокрый известняк флаги с мистическими символами. Блэкки выпрямляется, его лицо темнее, чем обычно. Видно, что он устал копать. «Что мы скажем, если нас застукают?» - спрашивает он. «Конечно, что мы кровавые археологи», - отвечает Джон. Блэкки смеётся, снова наклоняется и продолжает копать.

 

Мы напряженно работаем, создавая в пещере Каэр Охлен, и вот, наконец, все готово. На серебряных поверхностях Грааля и чаши отражается алое пламя костра. Я готовлю треногу и подвешиваю котёл. Он слегка покачивается. Джоан приносит вино в термосе и наливает его в котёл. Когда холодное вино попадает на горячее медное дно котла, поднимается ароматный пар. «Пахнет хорошо, мамочка, что на обед?» - спрашивает Питер и улыбается собственной шутке. Джоан, смеясь, подпоясывается и симметрично завязывает на поясе семь узлов. Теперь мы все одеты в черные одеяния. Простота и скромность – вот основа всей нашей магической силы.

 

 

Продолжаем подготовку: я поднимаю череп, пронзаю его мечом и привязываю его к резной рукоятке. Удерживая это сооружение в воздухе, я выхожу в центр и вонзаю меч в землю. Время начинать. Джоан бросает зерна благовоний в огонь, затем благословляет себя, касаясь сначала левого уха, затем левого глаза, затем верха лба, затем правого уха и правого глаза. Свет огня играет тенями на ее лице. Она поворачивается, касается губ, затем правой груди, и, наконец, левого голеностопа.

 

Мы становимся вокруг неё полумесяцем, каждое действие сопровождается молитвой к Богу. Древние слова достигают стен пещеры, и бас шести мужских голосов отзывается эхом. Среди их хора выделяется голос Джоан.

 

Костер взвивается вверх, и Джоан выходит вперед, принимая у меня Грааль. Держа его в воздухе, она поднимает его к небесам и луне; костер освещает воду, в которой плавают травы и яблоки. Я начинаю великое песнопение, и тишина ночи оживает. Джоан опускает Грааль и дышит на него, затем выливает содержимое в котёл. Мы встаем и идем к костру, по-прежнему держась в форме полумесяца, наши капюшоны откинуты назад. Мы вторим вьющемуся танцу лабиринта, который исполняет Джоан возле кипящего котла, танцуем вокруг огня.

 

Приходит время остановиться; Джоан зачерпывает жидкость ковшом из котла и передает его каждому из нас, дабы мы вкусили плоды жизни. С ковшом в руках, Джоан обходит вокруг три раза, затем бросает его обратно в котёл. Мы достаем кинжалы и вонзаем их в землю, затем опять танцуем быстрый и энергичный танец вокруг огня. Я веду. Наконец, мы все останавливаемся так, чтобы образовался круг. Призывающий, который идет последним, снимает котел с огня и выливает его содержимое в ров, окружающий круг. Поднимается красный пар, образуя замкнутую окружность вокруг нас, смывая пепел с горящих ивовых и рябиновых прутьев. Я выступаю вперед внутрь канвы и становлюсь напротив меча и черепа; поднимаю левую руку и пальцами черчу знаки, затем совершаю традиционные жесты, которые так много значат для ведьм: хлопки руками по ногам и телу. Все это напоминает нам о старинных легендах. Остальные повторяют за мной. Возле выхода из круга Джоан бросает на землю пирог. Наконец, мы все переступаем грань, которая отделяет живое от мертвого.

 

"У-Э-И-О-А" - пять пальцев подняты высоко. У-Э-И-О-А". Каждый совершает шлепок по левому бедру, затем выступает вперед и словно дикая лошадь. Мы движемся, держа в воздухе серебряное кольцо, затем опускаем его на череп.

 

Развернувшись в обратную сторону, мы кладем посохи на землю, следуя схеме ритуала, и начинаем движениями изображать мельницу. Круг за кругом, в полной тишине, пальцы следуют узору, который семь узлов образуют на веревке. Мы концентрируемся на нашей цели. Капюшоны наших мантий закрывают нам глаза, помогая нам думать, желать, визуализируем энергию, которая видится нашему внутреннему взору как цвета, переливающиеся от одной части тела к другой.

 

Когда я перестаю сильно концентрироваться и бросаю беглые взгляды на стены пещеры. Она будто обволакивает нас. Наклоняя голову ниже, я вновь погружаюсь во тьму – капюшон закрывает от меня окружающий мир, и я полностью концентрируюсь на своей воле. Когда костёр угасает, сгущается дым. В душном задымленном пространстве становится тяжелее дышать. Однако появляется ощущение, что мы дышим льдом, холодным и чистым. Трансмутация наших даров свершилась. За ощущением льда в воздухе следует другое – холодный ветер словно хлещет вокруг наших голеней, сбивая с ног. Страх как мокрое и холодное одеяло окутывает нас, и у каждого появляется ощущение, что за нами наблюдают. Силы, которые мы призываем, явились на наш зов. Страх усиливается, и теперь нам нужна вся наша воля только для того, чтобы не сбежать из пещеры. Отовсюду доносятся перестуки, отвлекают, заставляя меня на мгновение вернуться к полному сознанию, но усилием воли я возвращаюсь к концентрации на тьме. Теперь я иду не по полу пещеры, а будто ступаю по воздуху. Моё тело находится во многих местах одновременно, и невероятное чувство дезориентации наполняет меня. Я больше не осознаю его. Темнота разверзается в моем сознании, и я плыву в пустоте по кругу… Почти лишившись управления со стороны разума, ноги сами по себе спотыкаются.

 

 

Ко мне приходит информация обо всех ведьмовских кланах. Я могу их чувствовать. У меня появляется уверенность, что кто-то стоит там, где находится череп. Мы начинаем направлять волю на этого чужака, прощупывая его вопрошающе; ощущение присутствия нарастает. Мы знаем, кто он.

 

Страх в моем сердце встречается с удовольствием. Мы усиливаем интенсивность нашей воли, пока она не становится похожей на железный мост – полная концентрация на «чужаке». Мы видим зеленые огоньки, мерцающие вокруг черепа. «Хозяин, Хозяин!» - я могу чувствовать каждого в нашей группе, зовущей его. Легкие синие изгибы спирали появляются в центре круга. Мы всё еще сильно концентрируемся, интенсивные усилия утомляют разум. Свет приобретает форму человека, закутанного в мантию – такую же, как у нас.

 

Волна за волной, нас бьёт пульсирующая сила. Чувство радости и веселья стирает нашу усталость. Пришелец излучает силу и мудрость. Мы приветствуем его.

 

Мы приходим в себя в промозглой пещере; костер угасает. В наших затекших конечностях колют иглы. Мы очень устали. Мы останавливаемся. Воздух в пещере стал вязким. Джоан предлагает совершить благодарственную молитву, после чего мы разбираем круг, возвращая всё туда, где оно лежало до ритуала. Всё завершено. Мы некоторое время просто сидим, греясь у умирающего костра. Наши разумы в оцепенении. Блэкки подбрасывает дров в огонь, ворошит их и раздувает костер до тех пор, пока новое пламя не подхватывает свежее топливо, радостно даря нам долгожданное тепло.

 

Мы вытаскиваем из рюкзаков еду и напитки и начинаем пир. Понемногу мы приходим в себя и теперь чувствуем себя отдохнувшими, полными энергии. Завязывается разговор, наши голоса поднимаются к сводам пещеры вместе с дымом. Мы радостно смеемся и протягиваем наши конечности к тлеющим углям.

 

Шесть мужчин, одна женщина, все посвящены друг другу и превыше всего остального – нашим Богам. Разговор продолжается, мы обсуждаем множество интересных нам тем. Как сделать это... как сделать то... Женщины... Как привлечь их в наш круг? Ведь в нынешнее время у них нет интереса к колдовству... группа слишком несбалансирована: нет женщин – нет баланса. Мы беседуем об этом, пока едим; затем, убрав за собой, мы начинаем наше путешествие домой.

 

Усталые, но обновленные, испачкавшиеся, но чистые сердцем, мы идем через холодные предрассветные поля, назад к машинам. Полицейский выступает из тьмы: «Прошу прощения… эта парковка... опасное место... что у вас в рюкзаках?» - интересуется он. Мы открываем рюкзаки, показываем ему вещи, объясняем. Можно догадаться, о чем он думает, по его лицу, выражающему одновременно отвращение и ужас. Вопросы, много вопросов, непонимание, всегда непонимание. О Боги, вот что нам, бедным ведьмам и ведьмакам, приходится терпеть!


Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить