Мы в соцсетях

 

 

 

XII. Повешенный

Повешенный

Эта карта, связанная с буквой Мем, представляет элемент Воды. Пожалуй, лучше было бы сказать, что она представляет духовную функцию воды в организационной структуре посвящения; это крещение, которое также является смертью. В Зоне Осириса данная карта представляла высшую формулу адептства, ибо фигура утопленного или повешенного человека обладает особым смыслом. Ноги человека перекрещены так, что правая образует прямой угол с левой, руки же вытянуты под углом 60 градусов, составляя таким образом равносторонний треугольник. Это дает нам символ Треугольника, увенчанного Крестом, изображающий нисхождение света во тьму для ее искупления. Вот почему у головы и конечностей видны зеленые диски: зеленый, цвет Венеры, означает Милость. Воздух над водой также зеленый, пронизанный лучами белого света Кетер. Вся фигура подвешена к кресту Анх (это одна из форм Розы и Креста), и вокруг левой ступни обвивается Змей, творец и разрушитель, управляющий всякими переменами. (Это будет видно из следующей карты.)

Стоит отметить, что по мере проявления искупающего элемента он явно становится темнее и плотнее; но зеленый - это цвет Венеры, цвет надежды, скрытой в любви. Все это связано с формулой Розы и Креста, уничтожения  «я» в Возлюбленном как условия продвижения вперед. В низшей тьме смерти начинает шевелиться змей новой жизни.

 

Прошлый Зон, Зон Осириса, прошел под знаком Воздуха, который нельзя назвать недружественным по отношению как к Воде, так и к Огню. Отличительной чертой того периода был компромисс. Но теперь, под властью Огненного владыки Зона, водный элемент (когда речь идет о воде под Бездной), определенно враждебен, если только противоположность не является правильной противоположностью, подразумеваемой при свадьбе. Но в этой карте единственный вопрос - «искупление» потопленного элемента, и потому все обращено вспять. Эта идея жертвы, подвергнутая окончательному анализу, оказывается ложной.

 

«Я даю невообразимые на земле радости: уверенность, а не веру, при жизни и в смерти; неколебимый мир, покой, экстаз; и не требую ничего в жертву."

«Каждый мужчина и каждая женщина есть звезда.»

Сама идея жертвы есть непонимание природы, и эти тексты из «Книги Закона» дают на нее ответ

Но вода - элемент Иллюзии; можно считать этот символ злым наследием старого Зона. Если прибегнуть к анатомической аналогии, то это духовный аппендицит.

Именно вода и Обитатели Воды убили Осириса; крокодилы угрожали Хур-Па-Краату.

В этой карте есть какая-то странная, незапамятная, отжившая красота. Это карта Умирающего Бога; в настоящей колоде она лишь играет роль кенотафии. Она говорит: «Если когда-нибудь дела опять пойдут плохо, если снова наступят Темные Века, вот как можно будет все исправить». Но если что-то нужно исправлять, это значит, что оно очень искривлено. Главнейшей целью мудрого должно быть избавление человечества от этой наглости самопожертвования, от этого бедствия целомудрия; веру должна убить уверенность, целомудрие должно погибнуть от экстаза.

В «Книге Закона» сказано: «Падших не жалеть! Я никогда не знал их. Я не за них. Я не утешаю: ненавижу утешаемых и утешителей».129
Искупление - плохое слово, оно предполагает долг. Но каждая звезда обладает бесконечным богатством, с невеждами можно поступать лишь единственным способом: приводить их к знанию об их звездном наследии. Для этого необходимо вести себя так, как ведут себя, когда хотят сойтись поближе с животными и детьми: относиться к ним с абсолютным уважением и даже, в определенном смысле, поклоняться им.

* * *
Обратите внимание на Последовательность Эонов. «Повешенный» - это изобретение адептов формулы 1.М.К.1. - 1.А.О.; в Зоне Исиды (Воды), предшествовавшем Зону Осириса, он был «Утопленным». Два столба виселицы, показанной на средневековой карте, были дном Моря и килем Ковчега в партеногенетической системе объяснения Природы и управления Ею. В том Зоне всякое рождение считалось эманацией Матери, или Богини Звезд, Нуит, без мужского вамешательства. Всякую же смерть полагали возвращением к Ней. Это объясняет изначальное соотнесение этого Ату с Водой, а звука М с возвращением к Вечному Безмолвию, как в слове АУМ. Итак, данная карта особенно священна для Мистика, а фигура на ней изображена в ритуальной позе Практики, известной как «силоамский сон»130.

* * *
Алхимическое значение этой карты настолько чуждо всяким догма¬тическим предположениям, что мы сочли за лучшее поговорить о нем особо. Ее технические качества независимы от каких бы то ни было доктрин; тут сугубо научные отношения. Благоразумно поступит тот ученик, который прочтет в этой связи главу XII «Магии».

Этот Ату представляет жертву «ребенка мужского пола и большого разума» - эти слова выбраны в высшей степени тщательно. Смысл такого подхода уже был объяснен, как и смысл подвешивания к кресту Анх, эквиваленту Розового Креста. На некоторых старинных картах роль виселицы играют Пилон либо ветвь Дерева, формой напоминающие букву Далет (Ч) - Венеру, Любовь.

Фоном для Повешенного служит бесконечная решетка из маленьких квадратов; это Таблицы Элементов, содержащие в себе имена и сигиллы всех энергий Природы. Через это Делание зачинается Дитя, как показывает Змей, шевелящийся во Тьме Бездны под Повешенным.

Но эта карта сама по себе, в сущности, глиф Воды; Мем - это одна из трех великих Материнских Букв. Ее числовое значение - 40; это мощь Тетраграмматона, полностью раскрытая десятой Сефирои Малкут; сила Вселенной под властью Демиурга. Более того, Мем - единственная собственно Материнская Буква, поскольку остальные две, Алеф и Шин, представляют мужские идеи. В Природе Homo sapience является морским млекопитающим, и наше внутриутробное существование проходит в Околоплодной Жидкости. Легенда о Ное, Ковчеге и потопе - не боле чем иератическое представление фактов жизни. Вот почему Адепты в поисках продолжения (в том или ином
смысле), продления и, пожалуй, обновления жизни обращали свои взоры именно к Воде.

Евангелия рассматривают Великие Мистерии Копья и Чаши (мистерии бога Иакха-Иао) как высшие по отношению к Малым Мистериям (мистериям бога Ионы-Ноя и вообще всех богов с буквой Н), в которых Меч убивает бога и его голова может быть подана на блюде, или Диске. Евангельская легенда гласит: воин копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода. Это Вино было собрано Возлюбленным Учеником и Девой-Матерью, ожидавшими под Крестом, или Деревом, в Чашу, или Кубок; это и есть Святой Грааль, или Санграаль Монсальвата (Горы Спасения). («Грааль», собственно, означает «блюдо». Это Таинство достигает зенита в знаке Рака (см. Ату VII).

Ученику совершенно необходимо обходить эти круги символизма снова и снова, пока фигуры не сольются друг с другом до полной неразличимости в опьяняющем танце экстаза; только тогда он может считать себя достигшим способности участвовать в этом Таинстве и выполнить для себя - и для всех людей! - Великое Делание.

Но пусть он также не забывает о практическом секрете, сокрытом во всех этих продуваемых коридорах музыки, - о непосредственном приготовлении Камня Мудрецов, Лекарства Металлов и Эликсира Жизни!

 

Счастье

Девятка-Йесод в масти Воды восстанавливает равновесие, потерянное при отходе от Срединного Столпа к Сефирам Нецах и Ход. Девять - число Луны, усиливающей идею Воды.

В этой карте мы видим пышную кульминацию и совершенство изначальной силы Воды.

Управляет картой Юпитер в Рыбах. Сочетание более чем благоприятное и даже благословенное, ибо Юпитер - планета Сефиры Хесед, которая представляет Воду в ее высочайшем материальном проявлении, а Рыбы наделяют Воду качеством безмятежности.

На картине изображены девять чаш, расположенных по квадрату; все они наполнены перетекающей Водой. Это самый полезный аспект силы Воды.

Геомантическая фигура «Легация» тоже управляется Юпитером в Рыбах. Ее значение см. в «Руководстве по геомантии» («Равноденствие», том I, № 2). «Летиция» - Радость, довольство - одна из самых благоприятных и сильных среди всех 16 геомантических фигур, поскольку солнечные, лунные и меркурианские символы в лучшем случае двусмысленны и предательски двойственны, венерианские - предвещают скорее облегчение плохого, чем усиление хорошего, Сатурн и Марс показывают себя с худшей стороны, и даже у соседки «Петиции», фигуры «Аквизицио», есть свои неприятные и даже опасные аспекты. Созвучие «Петиции» с Девяткой Чаш велико почти до тождественности: перед нами вино, щедро пролитое самим Ганимедом, истинный нектар Богов, бурлящий и кипящий через край, упорядоченный пир радости, самоосуществление Истинной Мудрости в Совершенном Счастье.