Что является мерилом всему?
 

Мы в соцсетях

 

 

 

Сатурн без страданий
Автор: Джессика Мюррей. Перевод Diofant под редакцией Анны Симбалайн 10.11.2017   

Среди десяти планет популярной астрологии отдалённый и посторонний Сатурн, часто получает негативную окраску. Действительно, если мы предложим приписать принцип негатива какой-либо планете, то большинство астрологов отнесут ее к Сатурну. Но предполагаемая недоброжелательность Сатурна связана не столько с сущностным значением этой планеты, сколько с нашими интерпретациями, которые всё еще подвержены влиянию пыльных старых концепций из фаталистического времени, предшествовавшего индивидуалистическому.

 

Астрологи справедливо указывают на важность нашей связи с прошлым, но стоит учесть, что многие из наших предположений полагаются на планетарные соответствия, которые утратили значительную часть своей нуминозной силы в тёмные века. Уже позже Сатурн начал считаться капризной планетой и приобрел роковую окраску, которую мы применяем к нему до сих пор.

 

Астрология коренным образом изменилась на рубеже прошлого столетия, когда была осмыслена и пересмотрена психологией, предложившей новые термины и модели для изучения тайн человеческой психики. На протяжении десятилетий астрология отбросила множество заржавевших анахронизмов. По крайней мере, мы больше не повторяем своим клиентам предупреждения об опасности лишиться головы, если Сатурн в их натальной карте находится в зените.

 

Последнее напоминание

Среди всех планетарных символов, кажется, именно Сатурн не хочет меняться. Теория Карла Густава Юнга о Тени много сделала для того, чтобы привнести Сатурн в мир повседневной мысли, искупая прошлые, основанные на страхе ассоциации новым пониманием процессов в бессознательном. Но на практике наше понимание Сатурна, кажется, не поддаётся непредвзятым принципам, как в случае с другими символами, с которыми мы работаем. Даже последователи доброй, мягкой астрологии Дэйна Радьяра склонны подходить к Сатурну как к привету из более жестокой эпохи.

 

Радьяр был первым, кто применил идею Юнга о синхронистичности (таинственной связи между видимыми «причинами» и «воздействиями») к работе планетарных циклов, что уводило астрологию от старых напыщенных предположений механистического материализма. Он включил в астрологию идеи глубинной психологии, уменьшив значение буквального понимания планет.

 

Буквальные ассоциации с Сатурном (например, наказание, трудности и смерть), были более ограничены на протяжении многих веков, чем ассоциации с другими планетами не только потому, что Сатурн управляет концепцией ограничений, но и потому, что его буквализм управляет нами. В силу привычки, многие из нас продолжают подчеркивать связь Сатурна с явными несчастиями, вызванными внешними силами, чего мы более не делаем с другими планетами. Я предполагаю, что такой подход неправильно истолковывает назначение Сатурна и препятствует применению астрологии. Настало время взглянуть на эту планету свежим взглядом. Будучи лишённым всего своего накопленного багажа, будет ли Сатурн заслуживать старого ярлыка зловредности?

 

Холистическая перспектива
Первый шаг в изменении статуса Сатурна – это признать, что у нас могут быть сильные чувства по поводу этого символа, и отделить их от нашего исследования. Такие чувства подлинны и допустимы – Сатурн, как уже было сказано, управляет страхом; неудивительно, что мы опасаемся самого символа, но чувства не подходят для работы со «скелетом значений» символа.

 

С холистической точки зрения, отстаиваемой большинством современных астрологов, в действительности нет никакой возможности назвать какую-либо планету как «плохим парнем». Типизация «позитивные против негативных» не принята теми, кто стремится изучить архетипы.

 

В моменты, когда мы размышляем об элегантном астрологическом балансе, о совершенной симметрии и соотношении всех переплетённых циклов, мы можем заметить некоторую странность в том, что одну планету среди десяти повсеместно считают неблагоприятной. С Сатурном, мы позволяем себе нарушить одно из наших заветных правил: правило ни-хорошего-ни-плохого.

 

Большинство из нас всецело согласятся с тем, что каждый символ в натальной карте имеет как идеальную, так и теневую сторону, но что касается Сатурна, все мы готовы согласиться с точкой зрения, что теневая сторона – это его первостепенное значение. Пребывая в целостной структуре разума, мы можем спросить себя, насколько вероятно, что Великий космический план выделил один из архетипов для нарушения закона «всё-зависит-от-того-как-вы-используете-это». Нам следовало бы сделать вывод, что либо Сатурн был уникальным образом изобретен для того, чтобы просто быть жестоким, либо мы чего-то недопонимаем.

 

Время и пространство
Для того чтобы нейтрализовать наши односторонние суждения о Сатурне, давайте вспомним, что он – правитель времени и пространства. Последствия этого правления поразительны. Ни одна другая планета не имеет ничего общего с любой из этих двух вездесущих характеристик земного плана, которые мы считаем столь постоянными и неизменными, что они даже не входят в наше мировоззрение феноменологически – разве что в научной фантастике или  эзотерических течениях метафизики.

 

То, что Сатурн в одиночку председательствует над маркировкой времени, которое иногда называют четвёртым измерением, должно возродить к нему уважение. Также Сатурн главенствует над расположением в пространстве, другой дифференциации в реальности материи. Как концепции время и пространство настолько само собой разумеющиеся, что одно это заставляет нас признать их теми, кто управляет важными аспектами нашей жизни.


Эти важные сферы управления, ясно дают понять, почему Сатурн на протяжении тысячелетий связывался с теми добродетелями, которые исходят из освоения уроков времени. Это включает в себя умение ждать, качества надежности и устойчивости, которые особенно заметны у людей с Сатурном в Козероге, Сатурном в первом доме, или с Солнцем и Луной, аспектированными Сатурном. Эта связь Сатурна со временем делает данный тип осмотрительным, строгим и традиционным.

 

Таким же образом, тот факт, что Сатурн управляет феноменом, занимающим пространство из трех измерений (протяжением, весом, плотностью, структурой и средой) объясняет, почему старые книги связывают его с людьми, которые совершили весомый вклад в общество. Мы говорим, что такие люди обладают «сущностью», что они «прочные». Если Сатурн восходящий, в экзальтации, или в сильной позиции, то натальная карта, даже в иных отношениях светлая и  свидетельствующая об изменчивости человека (под влиянием Рыб или Близнецов, например), будет наделена аурой авторитетности.

 

Падение
Одна из трудностей, с которой связывали Сатурн в средневековой и современной астрологии – это провал. Это широкое понятие. Можно ли смотреть на провал без оценочного суждения? На первый взгляд, такое предложение звучит подобно утверждению из нью-эйджа в его наибольшей смехотворности.

 

Но когда мы вспомним, что одна из фундаментальных функций Сатурна – привести нас к заземлению, не будет уж такой большой натяжкой, увидеть спуск на землю через некоторое падение ценным или хотя бы нейтральнымсобытием.
Гравитация

 

Падение – это функция гравитации, за которую отвечает Сатурн. Интересно, что сама по себе гравитация как концепция не вызывает у нас негативных эмоций: мы склонны думать о ней как о безобидной и абстрактной силе, неизбежном законе земного плана. Мы считаем само собой разумеющимся, что на нас наложены ограничения гравитации, и если мы и думаем об этом, то считаем, что на то есть определенная причина. Мы не жалуемся на гравитацию. (Если мы пытаемся бежать или подниматься, мы можем временно испытывать неприязнь к силе тяжести, но опять же, любовь и неприязнь не имеют ничего общего ни с одной планетой, кроме Венеры). Мы не возмущаемся невежеству гравитации и не посылаем ей жалобы. Хотя мы не можем точно понять её, мы знаем, что было бы глупо принимать это лично. Может быть, стоит подойти к проявлениям Сатурна так же непредвзято?

 

Спуск
В равной степени свободной от негативного подтекста является идея спуска вниз. Действительно, когда мы шутливо падаем на танцполе или «опускаемся» до какой-то грязной работы, мы воспринимаем это естественно. Но когда мы падаем в профессиональной сфере, или эмоционально, расположением духа, движение вниз приобретает совершенно иное значение. Здесь мы с готовностью подходим к Сатурну как к сигнификатору обреченности. Такие «спуски» столь чреваты психологической уязвимостью, что почти исключают беспристрастное рассмотрение.

 

Загромождённое всеми видами личных и общественных паталогических ассоциаций, переживание падения становится чрезмерно сложным опытом и серьёзным разочарованием. Хуже того, его сопутствующие значения столь убедительны, что мы отвлекаемся от его смысла – т.е. того, чему планета пытается нас научить.

 

Но представьте себе, сколь свободно можно было бы идти по жизни, считая все наши падения и неудачи различными формами нисходящих траекторий. Мы можем видеть смирения, а не унижения, регулирование излишеств и восстановление нашей связи с Землёй.

 

Хорошее падение
При ближайшем рассмотрении мы увидим, что есть разница между плохим падением и хорошим падением. Возьмём эксперта по дзюдо, чьи падения рассматриваются как часть его репертуара движений, которые тщательно оцениваются за грацию и синхронизацию, как его прыжки и удары. Поддерживая мускулы эластичными, а внимание сконцентрированным, а не реактивным, он падает на пол без вреда для себя.

 

Аналогичным образом, профессионал, в разгар того, что кажется карьерным спадом, получает возможность упасть либо хорошо, либо плохо. Оставаясь гибким и отзывчивым, он может спуститься на пару ступеней без сбоев и вреда. Но это потребует понимания смысла развития, унижения и страха, которые являются важными составляющими падения.

 

Астролог, рассматривающий карту клиента в данной ситуации, вероятно, увидит Сатурн как силу, вызывающую помехи на карьерном пути. Рассмотрим случай: у клиентки Сатурн соединён с Солнцем или Асцендентом или в оппозиции с ним. Во время транзита Сатурна по натальному MC или его управителю, тяжёлый урок от Сатурна не заставит себя долго ждать. Клиентка может чувствовать, что начальство подавляет ее, также она может быть подавлена правительством или жизнью в целом. Сатурн в транзите к натальному Марсу, или шестому дому, также может спровоцировать эти чувства, что, конечно, будет приумножено общей социальной тревожностью, связанной с сохранением работы.

 

Но астролог, отслеживающий транзит, увидит эпизод как органичную необходимость во всеобъемлющей эволюции души. Он может предположить, что неудача здесь – это сигнал начать заниматься чем-то другим. Может быть, клиенту нужно больше личной жизни; возможно, работа заставила бы её пожертвовать своим здоровьем или обольстила на предательство принципов. Карта может выявить, что в каких-то сферах наблюдается чрезмерное расширение (слишком много Юпитера и Нептуна), что космически сбалансируется сужением (Сатурн).

 

Остановка и замедление
Сатурн может вынудить нас замедлиться или остановиться. По закону астрологии Сатурн функционирует в согласии с остальными частями карты. Не меньше, чем в случае любой другой планеты, его работа – это поддерживание жизненного пути.
Но поскольку большинство из нас измеряют труд с культурной точки зрения, а не с космической, мы склонны игнорировать участие Сатурна на пути нашей души. Когда мы доходим до оценки своей карьеры, первое, что мы включаем как измерительный прибор – это определение успеха, которое мы узнали от своих родителей или от общества. По иронии судьбы, многие из нас, вероятно, презирают эти источники, когда рассматривают ответную реакцию по поводу, скажем, нашей сексуальной или духовной жизни, давно отвергая их, как излишне традиционные и ограниченные.

 

Разочарованная клиентка из нашего примера в конце своей жизни, оглядываясь назад на поворотные моменты, сможет увидеть, что данный транзит Сатурна пришёл в нужное время. Она может решить, что её истолкование неудач было далёким от истины, не просто из-за негативных чувств, а потому, что это было, в действительности, намерением её Высшего Я.

 

В идеале, мы не будем ждать, пока окажемся на смертном одре, чтобы в перспективе рассмотреть транзит Сатурна. Вместо того чтобы непосредственно ответить на вопрос, почему остановилось продвижение по карьерной лестнице и интерпретировать его как предвестие собственной никчемности, мы можем пересмотреть в такие моменты жизнь в целом.

 

Подобно мастеру боевых искусств, который знает, как грациозно упасть на мат,  мы должны уметь падать фигурально. Понимание черпается не только из ценностей и страхов, таких, как наличие или отсутствие работы, но также и из духовного опыта и из нашего знания человеческой природы. При этом мы, вероятно, придём к осознанию, что космос дал нам именно тот стимул, который нам нужен, чтобы найти другую область работы, изменить наш лихорадочный образ жизни или отделиться от ценностей, которые не являются истинно нашими.

 

Препятствия
Встреча с препятствиями – это еще одно выражение Сатурна. Если бы в барьерном забеге на Олимпиаде, увидев первое препятствие бегун, остановился посреди трассы и начал оглядываться, обвиняя строителей трассы в том, что они издеваются над ним, мы бы предположили, что у него амнезия или подумали бы, что он впал в истерику. Поскольку мы предполагаем, что бегун подписался на преодоление препятствий, мы будем рассматривать его протест как плохую спортивную форму. Мы увидим в этом поступке уход от ответственности.

 

В астрологии тот же принцип применим, скажем, к столкновению с другим водителем на дороге – еще одно сатурнианское препятствие, хотя мы чувствуем, что мы не подписывались на это, не ожидали и не хотели. Вот тут-то и появляется идея «Мы-Создаём-Свою-Собственную-Реальность», и это либо принимается, либо нет.

 

Не существует пути в обход: астрология базируется на предположении, что у каждого из нас до воплощения есть душа или идентичность, выбирающая данную инкарнацию, в которой наша натальная карта представляет собой скрипт (сценарий). Сатурн – это код внутри этого скрипта, обозначающий конкретный тип задач, с которыми придётся сталкиваться, чтобы вызвать очень конкретный тип роста (каждый получает задачи, и каждый идет по пути развития, но они не одинаковы). С этой перспективы, каждый из нас действительно выбирает препятствия, с которыми сталкивается, так же, как если бы подписались на них на соревнованиях. И подобно бегуну, который отказывается перепрыгивать барьеры, мы забываем о своем выборе. Когда мы натыкаемся на препятствие, вместо того чтобы продолжать идти, мы обычно ищем виноватых.

 

Кто-то может возразить: «А как быть с примером автомобильной аварии? Что если другая машина проезжает на красный свет?» Конечно, водитель, бесспорно, виноват, нарушил правила дорожного движения. Но если человек стремится смотреть на вещи астрологически, такие рассуждения не уведут его достаточно далеко. На социальном и юридическом уровне, действительно, есть правила, где определяется вина, и было бы безответственно не применять эти правила и не устанавливать вину. Но на метафизическом уровне, вина – это не результат. Вопрос в том, можем ли мы извлечь смысл для души из этого «происшествия», в котором также принимал участие невиновный.


Метафизическая предпосылка
Конечно, не каждый поймет эту аналогию. Большинство людей, по крайней мере, в современной западной культуре, сказали бы, что сопоставлять непредвиденные жизненные препятствия с тем, что происходит на спортивных соревнованиях – это чепуха. Обычно здесь приводится аргумент, что мы не можем выбирать, участвовать ли в аварии. И даже если бы мы и могли, никто, кроме мазохистов и потенциальных самоубийц, не выбрал бы угрозу для жизни.

 

Но если человек решает заниматься астрологией, вера в то, что мы «зарегистрировались» на уроки Сатурна (и других планет) – это часть программы. Это не значит, что астрологи пытаются уговорить клиентов верить в то, во что другие верить не хотят; просто астрология не работала бы, если бы это было не так. И какой смысл тратить своё время на философию, в чью базовую аксиому вы не верите?

 

Правда в том, что даже среди восторженных любителей астрологии, восприятие Сатурна, кажется, отделяет овец от козлищ. Конечно, проще объявить нашу веру в безусловную космическую целесообразность, когда происходит нечто приятное, чем когда Сатурн направляет свою тяжелую артиллерию на нас в той форме, которую мы находим болезненной.

 

Но в интересах налаживания связи с архетипом Сатурна, в котором есть выход за пределы пассивности суеверия и жертвенности, мы должны следовать астрологической логике. Так мы придем к неизбежному выводу, что в общей картине реагировать на ежедневные препятствия Сатурна как на произвольный каприз судьбы – это просто нелепо, как если бы мы реагировали таким образом на препятствие на трассе. А разве мы обращаемся к астрологии не для того, чтобы лучше понять себя?

 

Боль и страдание
Если эта идея начинает казаться всё осмысленней каждый раз, когда мы обращаемся к этой теме, мы на пути создания альянса с Сатурном. Как только мы выучили теорию, мы можем перейти на практике. В этот момент меняется отношение. Буддизм и некоторые школы психологии, среди многих других систем, предлагают нам модели сознания, где есть существенная разница между болью и страданием. Первое представляется как неизбежная постоянная жизни на земном плане; последнее – следствие самодовольства человеческого ума.

 

Астрология объединяет Сатурн с концепцией боли, в её традиционном значении – т.е. усилии (усердии). Не всегда приветствуемая, боль в смысле ежедневных трудностей – это, по крайней мере, ожидаемо и нормально. Это естественная функция животного царства, от которого мы не освобождены.

 

Страдания же, с другой стороны, определённо человеческие, и, в конечном счёте, ненужные. Это то, что происходит с болью, которую мы не отпускаем. Вместо того чтобы отбросить обиду, мы склонны зажаться, запоминая определенные ощущения, связанные с болью, и декорируя их бесчисленным множеством картин на психическом плане. Некоторые из этих картин воспроизводят коллективные страхи, которые мы впитали из групп, в которых мы выросли; другие – наши собственные.

 

Все те, у кого Сатурн в Деве, к примеру, будут переживать более или менее то же самое чувство беспомощности по поводу организационных и технических сложностей. В зависимости от акцента планеты в определённой натальной карте, степень тревожности, которая будет свойственна этим нативам из-за  забытых ключей или неправильно назначенного времени, будут различаться; но всем придётся справляться в той или иной степени с тёмной стороной Девы – гипер-бдительности по поводу порядка и аккуратности.

 

Они должны будут сделать выбор, рассматривать ли свои собственные и чужие маленькие недостатки в качестве источника страдания или просто в качестве одной из ежедневных болей земного плана. Каждый натив с Сатурном в Деве будет, несомненно, подвержен ужасным установкам из детства по поводу последствий плохого поведения до такой степени, что отбросить эти негативные сообщения будет невероятно трудно, но настроит ли себя человек на страдания за незначительные ошибки – это вопрос отношения к проблеме.

 

Положение Сатурна в домах более показательно для личного пути, через который мы выражаем нашу карму. Нативы с Сатурном в шестом доме (независимо от того, в каком знаке он находится) обладают своим собственным особым способом решения беспорядка. Они тоже впитали в себя концепции, принятые в семье, связывая самооценку с тем, насколько совершенно он или она действуют; и они взрастили своеобразный набор реакций или ответов на эту боль.

 

Расположение Сатурна в шестом доме говорит нам, в таком случае, что чрезмерная внимательность (или искусная внимательность, в зависимости от уровня сознания) в ремесле и искусстве исцеления – это лучший путь. Целитель с Сатурном в 6-ом доме дистанцируется от болевой функции, чтобы быть способным учиться у неё и работать с ней.

 

Все дома, в которые попадает Сатурн, предполагают некоторый вид боли, каждый из которых может быть источником самопознания. Но если мы воспринимаем боль слишком эмоционально или ментально окрашиваем ситуацию, мы усложняем себе жизнь и страдаем. Страдание – это драматизированная боль.

 

Роды
Данное различие наглядно видно на примере опыта рожающей женщины. Роды менее болезненны для женщин, которые больше акцентируются на родах и меньше на боли. В некоторых культурах деторождение рассматривается как нечто такое, к чему нужно готовиться со всем старанием и мужеством, а не как патологическое событие (для таких обществ был бы очень странен тот факт, что мы рожаем в больницах).

 

В некоторых языках роды описываются словом, которое переводится как «работа» (например, французское «travail»). Многие женщины, которые сознательно прошли через роды, сообщают, что это самая трудная работа, какую они когда-либо делали, требующая огромной концентрации тела, полного фокуса на разуме и сосредоточенного внимания. Чтобы управлять каждым сжатием матки, они открывают себя изначальному пониманию природы и функции процесса сокращения.
Всё это – уроки Сатурна. Роды – это типичный пример того, как отношение выделяет разницу между болью-как-работой и болью-как-страданием.

 

Принимая трудности
Нахождение разницы между болью и страданием может помочь нам взглянуть на транзиты Сатурна в нашей жизни с новым осознанием. Индивид, чей Сатурн проходит через первый дом, обладает особенно ярким опытом: боль, вызванная относительно обычным явлением, может быть обескураживающей. Человек должен простроить и поддерживать свою идентичность и встречать перемены с ее помощью. У него есть выбор: страдать за маской улыбки и терпения, или развить свою осознанность и не принимать испытания лично: они просто есть.

 

Человек с транзитным Сатурном в одиннадцатом доме может быть встревожен тем, что дружеские отношения даются ему тяжело, пока он не осознает, что они не обязательно должны быть легкими. Альянсы – это то, с чем нужно работать, с течением времени; и когда они сталкиваются с полосой испытаний и боли, он работает вопреки им, и позволяет эпизоду пройти. Натив с транзитным Сатурном в двенадцатом доме должен применить данный принцип к тонкой сфере подсознательного понимания, где боль, если она возникает, сложнее связать с ее источником. Но кошмар, представленный ясному свету разума, может потерять свою способность наносить ущерб, так что призраки из этой таинственной части нашей психики (которую мы называем бессознательным, из-за отсутствия лучшего слова) могут ощущаться, приниматься и высвобождаться. И каким-то непостижимым образом в процессе всего этого укрепляется наша душа.

 

Повсюду, где Сатурн проходит транзитом, мы можем практиковать восприятие «боли» новым путём. В качестве упражнения, примите во внимание, через какой дом проходит Сатурн сейчас, и запишите, какие сферы охватывает данный дом. Заключите соглашение с самим собой, принимая возникающие события, трудные или нет, и не возлагайте на них никакой специфической оценочной нагрузки. Вы не отрицаете сложность; вы просто не придаете сложности такую важность.
Если, к примеру, Сатурн проходит через восьмой дом, сопротивление близости, которая была всегда на неосознанном уровне, теперь может проявиться. Это происходит для того, чтобы вы обратили внимание на шаблон, и это первый шаг к исцелению. Либо вы, либо ваш любовник можете закрыться эмоционально или сексуально, сигнализируя о непризнанных страхах в области, которая ранее в некоторой степени табуировалась и, таким образом, была вместилищем подавлений.
Но отход и отключение – это просто формы сжатия (Сатурн). Нет ничего плохого в сжатии; это то, что создаёт здоровые границы. Но пока мы не поймём этот импульс в себе, мы, вероятно, будем пытаться защитить себя, бессознательно выстраивая границы. Именно это вредит близости, а не сжатие, как таковое.

 

Водные дома обозначают переживания, которые особенно субъективны (и, таким образом, уязвимы для Сатурнианской неуверенности в себе) из-за их эмоциональной базы. В этом они противостоят урокам Сатурна по развитию мужественности. В приведённом выше примере, вместо того, чтобы закрыться для реакции на боль пресечения близости, мы можем сказать себе, «Это работает Сатурн, пытаясь привлечь моё внимание». Просто отказавшись видеть в ситуации свою ошибку, изменит ситуацию. Это возвращает фокус на проблему, как нечто, с чем нужно честно разобраться: признать неприятные чувства к партнёру или уважать его или ее к побуждению к уходу, но без защитной реакции.

 

Сознательный натив в этой ситуации может отложить проработку ситуации до нахождения такого партнера, от которого можно получит беспристрастную обратную связь. Однако решая проработать его насквозь, она будет замечать трудность, без вовлечения в неё, что сделает её гораздо менее тягостной. Где бы Сатурн ни проходил в вашей карте, вместо того, чтобы вкладывать много энергии в любовь или неприязнь к приносимым им эпизодам, попытайтесь воспринять каждый с точки зрения сжатия, ограничения и укрепления; примите их, и затем позвольте ситуации развиваться.

 

Усилие и мастерство
Сатурн наделяет качеством быть в определенном месте и делать нечто определенное. Управляя временем, Сатурн определяет тип обучения, который можно пройти только в течение времени, опыт. Здесь он учит тому, что прикладывать усилия – это единственный путь к пониманию выбранной деятельности, и, таким образом, обретению способностей. Сатурн учит, что ни удача, ни книжное знание не могут предоставить знание, которое могут обеспечить тяжелые удары опыта.

 

Мы можем размышлять обо всём в отношении нового навыка, но пока мы не приложили усилие и не действовали в такой ситуации (и не только один раз :Сатурн управляет повторяемыми с течением времени уроками), мы не интегрируем его. Мы можем понимать нечто концептуально, и даже оценить значимость духовно, но пока мы не придём к её познанию на опыте, мы не сможем усвоить урок.

 

Люди с Сатурном в Близнецах или третьем доме, к примеру, зачастую тяжелее работают для того, чтобы развить язык своего профессионализма, им требуется нечто большее, чем просто овладение им, чем требуют нормативы их образования. Но существуют такие люди, которые всю жизнь живут с каменно-твёрдыми коммуникационными навыками.

 

На лекции британского астролога Дениса Элвелла, чьи предложения представляют собой чудо лингвистического ремесла, он рассказывал нам, что данная сигнатура в его карте была и проклятьем, и благословением его публичных выступлений. Хотя его подача передавала ораторскую уверенность, он поведал, что на субъективном уровне он чувствует противоположное: для того, чтобы осмелиться подняться и говорить, он считал, что должен написать каждое слово в тексте с двойным межстрочным интервалом, вплоть до пунктуации.

 

Фазы жизни
Когда мы учимся жизни у Сатурна, мы развиваем тот уникальный вид уверенности, который активный Марс и изобильный Юпитер не могут обеспечить. Это спокойный вид уверенности, и он более реален. Марс связан с той фазой детства, когда эго впервые полноценно чувствует себя. Юпитер связан с ранней зрелостью, когда нас манит широкий мир и наш выбор кажется безграничным. Но истин Сатурна видно, пока нам не исполнится тридцать лет и не наступит возвращение Сатурна.

 

Возвращение Сатурна считается наиболее страшным транзитом в западной астрологии – не из-за присущей ему сложности, но потому что наша культура предубеждена относительно Сатурна. Наше общество не чтит Сатурн, поэтому мы не видим тех возможностей, которое он знаменует.

 

В США это важнейший момент достижения зрелости – это увековечивание квартального цикла Сатурна (семь лет) или более. Это период, когда мы можем выпивать, голосовать, даём право государству убить нас (в определённых штатах, где есть смертная казнь) и даже убивать (если служим в определенных структурах). Таким образом, мы ритуализируем жизненное изменение в поворотной точке, прославляемой в древних сообществах, у некоторых современных аборигенов, чьи возвышенные ритуалы посвящения в души и ответственности перед обществом сохранились.

 

Сатурн входит в полный расцвет только в середине жизни. Что касается самопознания, это та фаза жизни, где доказательства очевидны. В наши Сатурнические годы, мы уже не просто догадываемся, что мы можем или не можем делать. Мы знаем.

 

Это не только практический опыт, который создаёт некоторые ролевые модели для старых и молодых людей; это то, что заземляет наше чувство себя. Независимо от нашего возраста, если мы усвоили уроки Сатурна, мы заслужили свободу больше не задаваться вопросом о том, кто мы есть.

 

Натальный Сатурн в домах
Но нам не нужно ждать возвращения Сатурна, чтобы пожать плоды нашей взрослой жизни. Дом, в котором находилась планета, когда мы родились, направляет нас к тем видам деятельности и обстановке, которые наиболее благоприятны для высшего выражения Сатурна. Вот где мы можем воспитать мудрого старца внутри нас, независимо от нашего реального возраста.

 

Например, индивиды с Сатурном в десятом доме призваны формировать зрелость в рабочей обстановке. Юный работник с таким положением может быть не по возрасту усерден и дисциплинирован как начальник, а не подчиненный.

 

Те, у кого Сатурн в девятом доме, могут выглядеть по-старомодному строго в подходе к обучению или удивить своих родителей серьёзными вопросами о серьезных жизненных проблемах. Нативы с Сатурном в пятом доме могут менее спонтанными в творчестве и подчеркивать правила ремесла, подобно юной балерине, которая тренируется с преданностью танцора-ветерана.

 

Для тех, у кого Сатурн в седьмом доме доме, нужно подходить к отношениям с чувством зрелости. В идеале, все партнёрские отношения подразумевают обязательства, редко встречаемое в молодости. Одна из причин того, почему астрологические книги предсказывают «старших партнёров» для уроженцев с этим размещением состоит в том, что зрелые отношения, предположительно, будут более вероятны с более зрелой персоной. Однако как всегда с предсказаниями в астрологии, это работает лучше, когда планета находится в обители, а не в изгнании. Натив с Сатурном в седьмом доме будет культивировать навыки зрелого установления связей, а не искать эти качества в ком-то другом; так карма обязательства удовлетворяется непосредственно, а не косвенно.

 

Старение как потеря
Чтобы извлечь пользу от нашего внутреннего старца, нам следует бросить вызов и отречься от слепого социума, которое приравнивает старение к потере. Наблюдая с перспективы, кажется нелепым полагать, что единственная причина, по которой Мать-Природа изобрела процесс старения – это иллюстрация отрицания: потери молодости, сексуальности и жизненности.

 

В действительности, Сатурн даёт нам дорожную карту для извлечения пользы. Больше не будучи в рабстве ужасной незащищённости наших ранних лет, мы, в конце концов, получаем явный доступ к нашей подлинной сущности. Наш натальный Сатурн показывает нам, как прийти к себе самому с уникальным чувством авторитета и стиля.

 

Ответственность или реакционность?
Положение Сатурна в натальной карт или транзитный Сатурн к натальной карте учит натива ответственности. Возможно, это единственный наиболее отличительный фактор, отличаются юность от старости.

 

Урок ответственности включает в себя отказ от культурных и семейных паттернов реакционности. Мы можем реагировать на жизнь в каждый конкретный момент по-новому. Способность реагировать – это, конечно, тоже ответственность, хотя последнюю часто путают с чувством вины. Когда мы смотрим поверх этих привитых культурой подтекстов, мы видим, что Сатурн сам по себе не имеет никакого отношения к осуждению и вине. Он действует лишь чтобы научить нас закону кармы: всё, что мы делаем, думаем и говорим, имеет последствия.

 

К примеру, люди, рождённые с Сатурном в Раке, не используют сбережения легкомысленно. Они делают сбережения, инстинктивно применяя на себя роль родителя. Так же они накапливают опыт. Люди, чей Сатурн в Козероге, если им повезло с работой, понимают, что работа – это отражение того, кто они есть в качестве уважаемых членов большой группы. Люди с Сатурном в Близнецах более вероятно, чем другие, думают перед тем, как говорить, поскольку они знают, что слова имеют последствия.

 

Сатурн и Юпитер в карте США
Тот факт, что слова «реагировать» и «отвечать» зачастую используются взаимозаменяемо в американской разговорной речи, многое говорит нам о наших согласованных позициях по поводу функции Сатурна, и напоминаем нам, насколько наше понимание ограничено коллективным мышлением. Чтобы получить более полную картину, почему мы думаем и чувствуем так или иначе, мы должны учитывать социальный контекст, в котором развивались наши ценности.

 

В карте США Сатурн в десятом доме, а Юпитер в седьмом и в соединении с Солнцем. Вместе они проходят долгий путь и объясняют некоторые ключевые ценности в нашем совместном опыте. Возьмём концепцию заработка, другой принцип при понимании истинного сердца Сатурна. Используем наиболее наглядный пример: натив с Сатурном во втором доме пренебрегает деньгами, которые приходят к ней сами, без усилий. Если её средства не заработаны, она будет думать, что это обман.

 

Но наше общество посылает нам очень противоречивые сообщения о том, что означает заработать что-либо. Несмотря на проповеди американского фольклора, все мы знаем, что зарабатывать – это, на самом деле, не о том, как некто делает что-то значительное (выражение подчеркивающее Юпитер, но не Сатурн) в этой стране. Если мы хотим понять, почему Сатурн в США обесценен даже среди астрологов (немного тех, кто будет объяснять ваш транзит Сатурна без гримасы сочувствия) мы должны взглянуть на наши базовые предположения, как Американцев, по поводу понятия заработка.

 

 

Сатурн функционирует для привлечения к личности определённого опыта с течением времени, где углубляется самопонимание и способности. Квадрат Сатурна к Солнцу в карте США показывает, что этот подход противоречит нашему образу как нации беззаботных юных искателей приключений (восходящий Стрелец), безудержно несущихся к судьбе к богатству и комфорту, которую коллективная картина поддерживает не только у себя дома, но и вполне успешно экспортирует во все уголки мира. В основе данной картины мира лежит предположение, что если жизнь не изобильна и легка, то что-то неправильно.

 

Трудовой путь вверх по лестнице – это, конечно, широко разрекламированная мораль истории Горацио Элджера, образцовая легенда, которую многие десятилетия эксплуатировали для создания ценности для американских школьников. Эта история сильно искажаясь при пересказе. На самом деле, оригинальный сюжет истории отчетливо характеризует юпитерианский сценарий, а не сатурнианский. Он учит, что богатые дяди и счастливые перемены приводят к славе и удаче, таким образом, счастливая судьба для американцев – это приложение к личном успеху.

 

Когда вы думаете об этом, вы понимаете, что это странное ребячество, оптимистичный подход к чьей-либо работе. Месседж состоит в том, что с удачей (Богом) на чьей-либо стороне, всё, что нужно – это непоколебимое желание; философия, опирающаяся на то, что, в сущности, представляет собой отказ от неверия (Юпитер).

 

Это детское понимание лежит в основе коллективного права Америки, и неправильно характеризует достижения юного Гораци. С его самовозвеличенным позитивизмом (Юпитер), гораздо более развитым, чем его преданность работе (Сатурн), Горацио Элджер – это скорее Арнольд Шварцнегер, а не Линкольн. И в этой истории – героической сказке, Америка косвенно учит своих детей, что заработок – это только для дураков.

 

Личность с Сатурном во втором доме – это только наиболее очевидная жертва этого культурного искажения; поскольку личная склонность противоречит общественному мнению. Но искажение действует на всех нас, поскольку бессознательное проявление групповой карты всегда ограничивает наше собственное сознание.

 

Заработок – это противоположность получения бесплатного обеда. Он включает в себя медленное приложение усилия: т.е. медленность в сравнении с быстрым ростом; и усилие в сравнении со стартовой привилегированностью, обманом или выманиванием себя в привилегированную позицию. Заработок не может быть американским путём, это путь Сатурна.

 

Пятнадцать минут славы
В сюрреалистическом мире американской славы жизнь устойчивого достижения (Сатурн) имеет менее привлекательна, чем краткий, накалённый момент славы (Юпитер). Действительно, эксперт, оттачивающий своё ремесло в течение долгих десятилетий скорее будет уволен, несмотря на те годы, которые он вложил, ибо само время по себе рассматривается в качестве черты: сокращения и изменения.

 

Как будто над Америкой нависла банальная неизбежность господства в публичной жизни синдрома Пэрис Хилтон: празднуй, если ты знаменит. Афоризм Энди Уорхола, «в будущем каждый будет известен в течение 15 минут» оказался более провидческим, чем кто-либо мог вообразить в его время. Тот факт, что за таким утверждением теперь скорее разведут руками, чем посмеются или не согласятся, говорит нам, что произошел сдвиг, который превратил едва заслуживающую доверия сатиру в небольшое преувеличение. Описанный феномен иллюстрирует крайнюю глупость, которая возможна в том случае, если Сатурн не интегрирован.

 

Голод Сатурна
В коллективном бессознательном Америка тоскует по изгнанному Сатурну. Сатурн в небесах США – это вытесненная часть нашего коллективного образа себя, странного чужого мужчины в карте. Люди будут изводить себя и спорить в кулуар нашего национального сознания пока не придёт лидер, который сможет интегрировать нашу Тень и перехватить силу Сатурна.

 

В глубине души все мы прекрасно знаем, что такое самоуважение. Каждый из нас рождается с шаблоном позитивного Сатурна в сознании. Подобно любому другому планетарному архетипу, он представляет встроенную духовную константу. Там, где наша окружающая среда избегает какого-то аспекта человеческого потенциала, он становится столь драгоценным для нас, что мы ищем любой его след, какой только можем найти.


Мудрость Отца
Кажется ироничным, что в презирающей Сатурн культуре публика так позитивно реагирует на энергию Сатурна, когда видит ее формирование. Это потому, что мы с облегчением видим, что он выживает вопреки направленным против него предрассудкам. В человеческой культурной жизни не менее, чем в биологических системах, вакуум не допускается. Отвергая отцовскую мудрость, Америка становится почти комически отчаянной в его поиске.

 

Хотя это мало осознается, вред, вызываемый нашим массовым отрицанием принципа Сатурна, широко осуждается. Родители, прогрессивные деятели, фундаменталисты и моралисты – все ругают обрушение общего этического знаменателя, что становится нормой среди наших политиков, слепое подчинение, которое притупляет наше социальное сознание как граждан, недостаток ответственности в отношениях и отсутствие в повседневных встречах маленьких знаков уважения.

 

Дублёры Сатурна
Таким образом, редкие случаи публичных фигур, которые могут квалифицироваться как благожелательные отцовские фигуры – это бальзам на душу. Не очень выдающиеся, но, тем не менее, обожествлённые, мужчины, подобные журналисту Уолтеру Кронкайту и актёру-режиссеру Клинту Иствуду, вряд ли представляют собой героев, и почитаемы преимущественно за то, что, будучи в возрасте, обладают обаянием.

 

«Дядя» Кронкайт, о котором социологи рассказывали нам, был одной из самых надёжных общественных фигур в спорные шестидесятые и семидесятые, объединял родительскую энергию Сатурна и добродушную энергию Юпитера, которые согласовывались друг с другом в его карте. Его Сатурн находится в соединении с Нептуном, планетой, которая идеализирует и мифологизирует всё, чего она касается, увеличивая способность Кронкайта формировать архетип Отца для миллионов наблюдателей.

 

Натальная карта Иствуда показывает непропорционально сильный Сатурн в знаке своего правления: не слишком навязчивый, достойный уважения Козерог. И хотя обычно Сатурн – это не та планета, которую связывают с сексуальным шармом, неудивительно заметить, что в карте Иствуда архетип Отца несёт магнетизм Венеры, которая находится в восьмом доме в оппозиции к Сатурну.

 

Рассмотрим случай Джона Маккейна, политика, который, кажется, был уважаем, не столько за реальную политику, сколько за олицетворения нашего Сатурна, о коем мы тоскуем. Подобно Кронкайту, он имеет связку Сатурн-Нептун, делая свои отцовские качества смыслом жизни; подобно Иствуду, его Сатурн становится более привлекательным благодаря Венере, которой он противостоит.

 

Маккейна считают добропорядочным, что поднимает его выше его собратьев конгрессменов, которые, в отличие от него, кажутся даже более отвратительными мучителями на его фоне. Сатурнианский образ Маккейна столь убедителен, что человек испытывает соблазн не обращать внимания на результаты голосования и источники его финансирования, в чем он не очень отличается от менее популярных коллег.

 

Я считаю, что секрет привлекательности Маккейна лежит в его понимании, сознательном или нет, американского голода по Сатурну. Предлагая себя как олицетворение старомодного самоуважения, он становится исключением, доказывающим правило. Удивительно не то, что эта практика сработала столь хорошо, чтобы расположить к нему электорат, ошеломлённый отчаянием политического цинизма, а что столь мало политиков подобным образом признали и использовали этот метод. Действительно, общая практика в избирательных кампаниях – это обращение к национальному желанию получить нечто за ничего (Юпитер), как это иллюстрируется налоговыми льготами и лотереями.

 

При этом, конечно, нельзя сказать, что Сатурн должен рассматриваться как более «благоприятный», чем Юпитер. Такие суждения, независимо от того, к какому символу мы их применяем, и независимо от того, где мы их получаем, мало что дают нам в понимании смысла. Всё, на что они способны, это компромисс с ясностью нашего восприятия.


Хорошо и плохо
В целом, чем глубже изучаешь астрология, тем глупее кажется оценка архетипов. Мы же понимаем, что вечные универсальные принципы существуют не для комфорта и одобрения человеческих существ? Как сказал Роб Хэнд, «’Хорошо’ – означает, что мне это нравится; ‘плохо’ – означает, что нет. Вот и все, что есть хорошее и плохое».

 

Если мы лишаем Сатурн всех его негативных ассоциаций и рассматриваем его так, как мы смотрим на любую другую планету, мы приближаемся к пониманию его уроков в натальной карте и через транзиты с допущением, что законы, которыми управляет Сатурн, будут учить нас посредством наиболее эффективных и изящных средств, которые возможны. Мы бы заметили, что вселенная функционирует таким образом и с другими планетами, и логично ожидать, что Сатурн не будет исключением.

 

Представьте, какой была бы наша жизнь, если бы препятствие воспринималось бы подобно любому другому событию… за исключением того, что мы уделяем ему больше внимания.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить