Мы в соцсетях

 

 

 

Когда наступает Новый год?
 
Что является мерилом всему?
 
Искусство и символ в обители снегов
Автор: Юлиус Эвола (в переводе Анны Симбалайн) 19.11.2010   

Характерными чертами любой великой традиционной цивилизации являются сотрудничество и уникальность. В такой цивилизации различные проявления жизни не фрагментированы, а объединены вокруг единой оси; все они в различных пропорциях несут в себе единое духовное и трансцендентное значение. Внешнее здесь является символом внутреннего; видимое – символом невидимого. Каждое действие само по себе содержит ритуальное значение и может быть обосновано лишь им. «Культура» в традиционном мире имеет не автономный и светский характер, который она приобрела в последнее время; в контексте традиционной цивилизации культура представляет собой систему соответствий, предназначенных для того, чтобы примирить те изменения, как виртуальные, так и реальные, которые происходят в человеке, когда он выходит за пределы человеческого. Эти соответствия применимы к мыслительной деятельности человека точно так же, как к традиционным героическим эпосам, к различным наукам, к искусству самому по себе. В цивилизации традиционного типа искусство не может быть чем-либо иным, кроме как религиозным искусством в высшем смысле этого слова, а не просто в смысле благочестия. Псизологизм и эстетический нарциссизм (а тем более натурализм и профанический реализм) так называемого автора не находят себе места в такой цивилизации.

Все это вспомнилось мне еще раз, когда я читал прекрасную книгу, изданную Итальянской Академией, в которой исследовались некоторые аспекты искусства одной из самых традиционных из всех типов цивилизаций, а именно, Индо-Тибетской (смотрите Дж. Туччи, Indo-Tibetica, Рим, 1933). Данная работа была посвящена mc 'od rten или ts 'a ts 'sa.

Фраза Mc 'od rten  обозначает на санскрите монументы, воздвигнутые во внушающей ужас «обители снегов» (буквальное значение слова Гималаи) и расставленные вдоль дорог Тибета. Часто это отдельно стоящие монументы, иногда они расположены группами, а порой соединены между собой низкой каменной стеной с сакральными надписями. Словосочетание Ts'a ts'sa буквально означает хранилище или вместилище для подношений. Это небольшие образы, выполненные из глины, которые изображают божественных персонажей или символы; их ритуально передают путникам, чтобы в пути эти фигуры заменяли бы им mc'od rten.


* Mc 'od rten — чаще эти тибетские монументы называют ступами. Слово Mc 'od rten буквально означает «обитель дхармы».

**

 

 

Ts 'a ts 'sa Ца-Ца, ритуальные буддийские предметы, чаще всего терракотовые оттиски с изображением форм Будды и священных ступ

 

 

 

Mc'od rten называют «спустившимися с небес», достигшими «великого просветления», а также «победой» или целью «великого путешествия». Это наиболее выразительные названия этих удивительных тибетских монументов. В них содержится нечто большее, чем просто выражение подобострастного поклонения и человеческого благочестия: На Mc'od rten и каменные стены, служащие соединительным материалом между ними, нанесены символы и выражения, обозначающие дар Дхармы («закона» или «пути»). Этот путь, обнаруженный и пройденный такими замечательными людьми, как, например, Будда, всегда подразумевает принципы вайрагъя   и удвега , а также отвращение к внутреннему хаосу, который заставляет «благородных» уйти от обыденного существования, пробуждая в них чувство истинной, более свободной и мощной реальности.

Таким образом, воздвижение mc'od rten или создание ts'a ts'sa фактически обозначает добавление нового звена в невидимую цепь «закона» и «пробуждения». Строгому ритуалу, в результате которого человек получает откровение от таких монументов, предшествует четкое намерение; во время ритуала происходит привлечение божественной сущности и магическое объединение с божественной жизнью и присутствием. Человек, совершающий подношения перед mc'od rten, повторяет вслух заклинание и располагает маленький глиняный образ (ts'a ts'sa) перед монументом, пытаясь ритуально материализовать свое намерение и веру. Эта фигурка призвана обозначить участие человека в этой невидимой жизни и одновременно появление в ней нового зародыша жизни, который приносит свой тайный плод тому, кто совершает подношение.

Автор монографии, о которой я говорю, правильно указывает на то, что в изображениях, наиболее характерных для традиций Индии и Тибета все, что относится к вере, выражается с помощью образного языка линий и форм, пробуждающих верующего или посвященного к опыту сверхъестественного, и поэтому, становится действенным средством мистической реализации. Индийское искусство никогда не характеризовалось технической точностью или преданной репродукцией невидимых вещей. Построить, нарисовать или слепить скульптуру означает здесь перевести в иероглифические линии, формы или цвета, те опыты и интуитивные знания, которые в различной степени свойственны каждому человеку.

Данная особенность характерна и для mc'od rten, при воздвижении которых учитывается символизм, проводятся аналогии, воплощаются в жизнь магические намерения, влияющие на каждую деталь и придающие ему определенную форму. Здесь необходимо подчеркнуть разницу между индо-тибетским символическим искусством и тем религиозным искусством, которое встречается в христианстве. Для христианина божества в антропоморфной форме или в виде сверхъестественных существ отличны от человека по своей сути, тогда как в метафизических традициях Востока (точно так же, как и во многих древних эзотерических традициях Запада) эти изображения являются символами трансцендентных состояний сознания и мистическими энергиями, которые могут появляться sub specie interioritatis  на пути к «пробуждению». Теология, таким образом, заменяется здесь трансцендентальной психологией. На востоке отсутствует очеловечивание и застывание божественного (что столь часто встречается в христианском религиозном искусстве, где авторы стремятся к натурализму sui generis ). Гротескность образов со множеством конечностей и голов обозначает, что они даже отдаленно не относятся к природе, и не являются чем-то аналогичным тому, что есть в природе, а только символическим.

Кроме того, некоторые маленькие тибетские монументы напоминают по форме пирамиду, которая служит для обозначения иерархических степеней на пути к «пробуждению» и внутренней реализации. Так, делая на пути первый шаг, символически соответствующий основанию mc'od rten, путник должен постичь Четыре Основания Осознанности – принципы чистого сознания тела, чувства, разума и объектов мышления. Продвигаясь вверх, он переходит к следующему элементу конструкции – Четырем Совершенным Усилиям, затем к элементам, символизирующим силы предопределенности и благодетели, необходимые для достижения просветления, затем к символизму Восьмеричного Пути, который состоит из правильного видения, правильных решений, правильной речи, правильного поведения, правильного бытия, правильных усилий, осознанности и концентрации. На этом уровне доктрина указывает на появление трансцендентных форм сознания, способности к видениям, превосходящим границы жизни и смерти, и власть совести; человек одерживает победу над темными силами природы и эроса. Тройной орнамент наверху здания зачастую выражает высшую триаду солнца, луны и огня. Солнце – это божественная мужская энергия; луна, представляющая собой полезное действие, – женская dynamis ; пылающий огонь символизирует синтез этих двух начал (его часто изображают через символизм совокупления солнечного божества с его невестой или «силой» - санскритский термин shakti, имеющий двойное значение). Огонь есть принцип любого действия и пробуждения.

Согласно Индо-Тибетским учениям перечисленные элементы иерархии действительно являются сверхсознательными фактами, объективными элементами мира: это силы, дремлющие в самых глубинах человеческого существа. Примечательно, что различные ритуальные монументы mc'od rten соответствуют мистическим центрам или «колесам жизни» (чакрам), которые, согласно учению аскетов, находятся в определенных участках тела. Солнце и луна соответствуют двум энергиям, способствующим внутренней реализации: их синтез, представленный огнем, пробуждающий и заставляющий эти мистические центры раскрыться, приводящий аскета к наивысшей реализации, описан в буддийском тексте через символизм высоких гор, льва-победителя или дорже  (мистическое «молниеподобное алмазное тело»). В буддийском тексте говорится об этом символизме следующее: «Теперь уже нет здесь и там, нет приходящего и уходящего, нет жизни и смерти, а лишь спокойствие и просветление, подобное бесконечному океану».

Я хорошо запомнил свое участие в восхождении прошлым летом в регионе, который более, чем все остальные в Европе напоминает о традиционных католических средних веках: Австрийском Тироле. Начиная с опушки темного леса, напоминающего леса нибелунгов, и пройдя весь путь до вершины через кустарники и огромные валуны, следуя по не слишком заметной тропе, вьющейся между моренами к вечным льдам, мы обнаружили небольшие грубые святилища, созданные на этой высоте не столько для человека, сколько для того, чтобы они просто были здесь. Эти святилища выполнены в священном стиле: они представляют собой описание событий жизни Христа, начиная от страстей Христовых, и заканчивая воскресением, и одновременно обозначают этапы выматывающего восхождения из туманов долин к сияющей нематериальной яркости вершин. На самой вершине горы Гросс-Глокнер, во льдах установлен огромный крест, выполненный из железных блоков, прикованный цепями к скалам в самом центре круга, создаваемого окружающим нас со всех сторон горизонтом; на нем мы смогли прочесть надписи, воспевающие святость и героизм. Это была психическая реальность, которая в те моменты, когда  внутреннее и внешнее совпадает, несет в себе некоторый метафизический элемент.
Возможно, этот опыт выводит нас на прямой путь к пониманию значения mc'od rten, небольших каменных стен и странных ритуальных камней, разбросанных по отдаленным районам Тибета, где в высоких горах еще жива мифология и символизм, и которые призваны напомнить путнику об аскетах, живущих в полном одиночестве и безмолвии.

Юлиус Эвола

 

Перевод Симбалайн
Данная статья Юлиуса Эволы публикуется на русском языке впервые в качестве анонса книги Юлиуса Эволы «Размышления на вершинах: горные восхождения как метафора духовной практики» (Часть третья, Приложение Б). В скором времени данная книга выйдет в издательстве Terra Foliata. Следите за анонсами на сайте издательства
http://www.terrafoliata.ru.

 


Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить