Мы в соцсетях

 

 

 

Согласны ли Вы с утверждением - Делай, что изволишь, таков весь закон
 
Гипатия – жертва символизма смены эпох
Автор: Анна Симбалайн 25.02.2011   

Краткая биография

Гипатия Александрийская (ок. 370-415) – женщина-философ, математик, астролог, мастер школы неоплатонизма в Александрии. По некоторым сведениям, именно она задолго до Галилея открыла тот факт, что Земля движется вокруг Солнца, а не наоборот. Гипатия печально известна тем, что ранние христиане замучили ее, скребками срывая с нее кожу. Впрочем, не за ее философию. Она стала пешкой в руках властолюбивого александрийского архиепископа Кирилла, который использовал ее для того, чтобы воздействовать на одного из префектов Александрии – Ореста.

Что было на самом деле

Орест и Гипатия и вправду были дружны, однако вряд ли ее всерьез интересовали будь-то политические, будь-то религиозные вопросы. Она преподавала Платона и Аристотеля, составляла астрологические таблицы, делала вычисления. Наверняка, как одну из ведущих неоплатоников того времени, Гипатия придерживалась мнения о том, что наверху, во главе всего стоит некое божественное начало, а материя наиболее отдалена от этой божественной субстанции. Впрочем, никаких работ, проясняющих ее мировоззрение найдено не было.


Тем не менее, впоследствии ее образ лег в основу легенды о мученице-язычнице, а некоторые авторы, к примеру Ликонт де Лиль и вовсе видел в ней образ уходящей эллинской эпохи. Мы еще вернемся к этой теории, однако сразу нужно отбросить все романтизации де Лилля дохристианской эпохи, которая кажется многим лучше в силу ее большей удаленности. То, что далеко и давно забывается, а то, что было недавно, все еще бередит старые раны. Эпохе просвещения было свойственно идеализировать античность, тогда как время, в которое пришлось родиться Гипатии, было враждебна тем самым античным влияниям.

Символизм образа Гипатии доказывает и то, что Гипатия не была фанатичной сторонницей язычества. Никогда не притесняя другиерелигии, защищая своих учеников, какой бы веры они не придерживались, и, занимаясь науками, а не ритуалами, посвященными богам. Почему же несмотря на это она должна была понести этот «крест» смены эпох? Потому что ко времени расцвета ее карьеры настало время окончательной смены эпох.

 

Значение легенды о Гипатии

«Не дай нам жить в эпоху перемен», - гласит китайская пословица. Похоже, Гипатия при всей своей гениальности оказалась не в том месте и не в то время. Кем бы ни была Гипатия на самом деле, и как бы ни выглядела ее жизнь в быту, на ее примере можно наблюдать, как личности становятся архетипами. Наверняка, Гипатия не была абсолютно безгрешна и безвольна, как это нам пытаются преподнести в современном киношедевре «Агора» Алехандро Аменабара, а архиепископ Кирилл – абсолютно безнравственным дикарем, каким его пытаются преподнести сторонники язычников. И уж тем более не был Кирилл святым, как то решили в христианской церкви (в обеих из них), где он канонизирован как святой. И, тем не менее, Гипатия и Кирилл – это олицетворение двух сил – мужской и женской, которые всегда были, есть и будут в этой вселенной, и которые всегда стремятся быть уравновешенными, а если не могут этого сделать – уничтожают друг друга.
Кирилл – это воплощение обозленного Бога-отца, а Гипатия – символ женственности древней цивилизации. И ко времени триумфа Кирилла и падения Гипатии первое окончательно утвердилось над вторым.

Пример из истории

Древний Рим, из которого есть пошла христианская вера по всему остальному европейскому миру, хотя и был под властью императоров-мужчин, все же в основе своей был скорее наделен  женственной энергией – недаром здесь так любили бани и оргии. Вода – это женская стихия, а оргии – это совершенно «естественное» (исходящее от матери-природы) состояние человека в определенные периоды его (и ее) гармональных циклов. Кстати, в Индии сексуальные энергии представлены в образе богинь Шакти и Кали. У римлян это была Венера, у греков – Афродита. Почти всегда сексуальность как таковую ассоциируют с женщиной (пример из современной системы – телемы – богиня Бабалон). И хотя в ту эпоху в Риме чаще славили Бахуса и Приапа (божеств с огромным фаллическим акцентом), эти божества представляются здесь не столько мужественными героями, сколько носителями семени для оплодотворения матери-земли. Согласно Харгрейву Дженнингу, фаллический культ - это часть культа плодородия, а следовательно, относится к культам Богини.

В Риме эта не слишком отягощенная глубокой философией (помимо гедонистических теорий о наслаждении) чувственность достигла своего апогея. Она настолько изобильно выливалась из энергетических каналов мира, что равновесию пришел конец. Отсюда неудачи в войнах с одной стороны (недостаточно мужской, марсианской энергии) и проблемы с потомством у императоров (нездоровый избыток женской энергии). Мужчины Рима пали к ногам богини, которая ласкала их до смерти, пока они пребывали в бреду.
Враг не ждал и вскоре новая дикарская нация заполнила улицы. Там, где раньше правили образованные женственные римляне, поклонники богини-матери (в ее самой утонченной форме – наслаждении), власть получили дикие альфа-самцы, которые думали только о ресурсах для себя и своих семей. Типичное воплощение сугубо мужской силы.

Подсознательно крайняя мужественность ограничивает влияние женственности. У них противоположные задачи. Женская энергия "хочет" размножаться без границ, занимая собой все пространство, как наше небо с его бесчисленными звездами, а мужская энергия, олицетворяемая точкой в пространстве и строго направленным вектором. Мужская сила хочет, чтобы развитие шло вертикально, а не горизонтально, а последствия приносили пользу конкретной "точке".

Победители всегда диктуют историю. Опасаясь потерять мужественность, эта новая нация сильно ограничила влияние женственности. В частности, это выразилось в смене формы одежды и способ получать наслаждение, внедрением новых ограничений в сознании и установлении границ и запретов. Из развратных, погрязших в оргиях, пьянстве и кровосмесительных связях римляне были захвачены более целеустремленными и заинтересованными в приумножении ресурсов, варварами с севера.

Приход христианства в Европу и его распространение в Риме и окрестных государствах полностью изменил как внешний вид жителей этих мест, так и их образ жизни. Христианство нашло удачную почву – среди рабов Рима, угнетаемых и морально незрелых, и они распространили его как чуму с низу вверх. На месте руин обязательно должно было быть построено нечто новое, но стараясь как можно быстрее забыть о том времени, когда они были рабами, представители новой власти стремились уничтожить все, что символизировало старое время, в частности, женственность.

Судьба человека символического

Хотя Гипатия была далеко не единственной преследуемой христианством женщиной в ее эпоху и в более поздние, она стала воплощением той вдохновляющей силы Богини, которую почти утратила Европа на долгие годы, отдав бразды правления мужским божествам, более успешным в войне, а не в любви или астрономии (изучении тела Нюит). Возможно, она не обладала при жизни всеми качествами выдающегося философа (кто знает, ведь остались лишь ее работы по астрономии и комментарии к уже существующим философским теориям), но она стала настоящим воплощением той силы, которая вела героев от Крита до позднего Рима: сияющей в лучах разума силы Богини, которая дарила наслаждение как разуму, так и телу.

Кирилл же стал для мыслящих людей воплощением той ограничивающей мужской отцовской силы, которая также проявляется когда отец наказывает дочь за поздний приход домой или слишком откровенный наряд. Или ревнивого мужа, который во что бы то ни стало хочет сохранить матку жены пустой и позволяет лишь своему семени оказываться в ее лоне (а ведь именно это первостепенная задача альфа-самцов). Все эти страхи, желания и соответствующие действия мужчин по отношению к женщинам обусловлены их инстинктивным желанием заполнить мир своим генофондом.

Конечно, Кирилл был священником и вряд ли интересовался именно оплодотворением. У него словно бы по Фрейду сексуальность была вытеснена глубоко в бессознательное, тогда как интересовала его только апологетика и догматика, на тему которых он написал множество трудов. Он стал воплощением сущности той религии, что пришла на смену естественным культам – морализирующая, ограничивающая, устанавливающая догмы и правила, уничтожающая инакомыслящих. В общем, монотеистическая (в отличие от пантеизма, когда считалось нормальным, что разные люди поклоняются разным богам). И разумеется, по закону проекции (или как сказали бы древние) из-за одержимости, он уничтожает то, что кажется ему символизирующим ту старую, прежнюю, уже исчезающую к тому времени культуру, которая напрямую угрожала его власти ограничения и пыталась жить свободно.

Урок для нас всех

Все вышеизложенное, должно намекнуть читателю на новый подход в рассмотрении исторических личностей. Всегда у нас есть искушение объявить виноватой лишь одну из сторон, которая нам менее симпатична. И в моем случае, мне было бы гораздо проще обвинить во всем Кирилла, а с ним и всех последующих альфа-самцов эпохи Осириса, и пожалеть Гипатию и иже с ней (т.е. например, ведьм, сожженных во время инквизиции или всех притесняемых жен и старых дев), но делать я этого не буду, потому что намного более резонно было бы увидеть в этих двух выдающихся исторических личностях, как Гипатия и Кирилл нечто большее, чем личность, нечто превосходящее человеческое – символизм смены эпох, где Гипатия – эпоха прошлая, а Кирилл – эпоха будущая.


Следующие статьи:
Предыдущие статьи: