Согласны ли Вы с утверждением - Делай, что изволишь, таков весь закон
 
Герман Гессе – пророк своего отечества
Автор: Анна Симбалайн 26.02.2011   

Герман Гессе – последний немецкий интеллигент

Родившись в семье протестанского пастора, Герман Гессе чуть было не пошел по следам своего отца, и даже целый год проучился в теологическом колледже. Трудно себе даже представить, что бы произошло с немецкой литературой и европейской культурой как таковой, если бы он остался читать проповеди в каком-нибудь немецком городе, и не решил бы в 1904 году, когда первый его роман «Питер Каменцинд возымел успех, навсегда посвятить себя литературе! А ведь впереди у него были такие герметические произведения, как «Дамиан», «Степной волк» и «Сидхартха», которые с одной стороны, восстанавливали философские традиции прошлого, а с другой – создавали новый мир, где разум человека получает заслуженную свободу.

Он вовремя предпочел свободу самовыражения и разум церковным заученным догмам и гимнам, однако это на долгие годы заставило его делать акцент на разуме. Он стал в полном смысле этого слова "человеком головы", однако вовремя остановился благодаря Карлу Густаву Юнгу и Йозефу Лэнгу. Именно психологи заставили его перейти на следующий уровень, благодаря чему Герман Гессе стал больше, чем писателем - целителем, пророком и примером для подражания.

 

Чтобы как можно лучше понять творчество Германа Гессе, необходимо быть хотя бы немного знакомыми с историей Европы тех лет. Две мировые войны, разрушенные идеалы, потерянное поколение – это лишь краткий список того, с чем пришлось столкнуться Гессе в своей жизни. Возможно именно из-за этих метаний немецкого народа между величием и низостью и заставило его переселиться в нейтральную Швейцарию, где тихие прекрасные пейзажи способствовали глубоким философским размышлениям. Герман Гессе всегда отличался нелюдимостью, а последние годы своей жизни провел на швейцарском озере почти в полном одиночестве. Однако интроверсия Германа Гессе не мешала ему тонко чувствовать человеческую природу и понимать, чего не хватает человечеству для полного счастья.

Дамиан – новый бог для нового мира

Согласно совершенно разным независимым источникам, как сомнительным, так и весьма логичным и достоверным, начало 20 века стало для Земли началом новой эры, которая с одной стороны, принесла человечеству множество проблем (вроде нехватки воды и ресурсов, проблем с экологией, войны и революции, а также полное смещение интересов от морали к материи), но с другой стороны, подарило свободу, которая, признаться, никогда не была свойственна человеку.

То, какой образ жизни мы видим сейчас по всей земле, явление беспрецедентное: особенно впечатляют Интернет (свободное распространение информации), сексуальная свобода (гораздо более полная, чем в древнем Риме или Вавилоне), свобода самовыражения (искусство различных форм и содержаний) и свобода передвижения по всей земле (самолеты).

Герману Гессе выпало жить в период смены эпох – во время перехода от бюргерства и викторианства в Европе к горделивой идее избранности, которая та и не оправдала себя (фашизм) и падению империализма (Франция, Великобритания и Северная Европа). Новые идеалы еще не были достаточно сформированы, а старые – изжили себя. Герман Гессе словно медиум поймал нечто, что просто витало в воздухе – дух свободы от противоречий, дух возрождения духовности Земли, дух не-разделения добра и зла.

Об этом повесть «Дамиан». Совершенно неожиданный сюжет развития немецкого мальчика, пойманного в сети «добра», выраженного в стандартном укладе жизни бюргеров. Как будто сам собой, он становится кем-то, кто значительно превосходит по уровню развития свое окружение. Он напрямую общается с богом, который так далек по своей сущности от племенного божества иудеев, которое дикие в свое время европейцы поставили во главе своего урезанного пантеона.

Бог Дамиана – древний бог александрийских гностиков с головой петуха и хвостом змеи. Он – архонт, создатель вселенной (что в монотеистических религиях зачастую делает его автоматически «благим»), но с другой стороны, он же объединяет в себе и зло – ведь наша вселенная далеко не однозначно блага. Некоторое в особенности, личностное «зло» содержится уже в самих законах природы, и всякий, кто размышлял о них достаточно долго, придет к тому же выводу. Природа создала таких замечательных существ, как зайца и волка, но вместе они не могут ужиться, так как в волке с самого начала заложена программа – съесть зайца.

Так или иначе, это понимание двойственности божества, идея невытеснения, оказывается чрезвычайно продуктивной, как для главного героя «Дамиана» Эмиля Синклера, так и для самого Гессе, который уже после «Дамиана» пишет свои главные шедевры – «Степной волк» и «Сидхартха».

Как известно, Гессе проходил сеансы аналитической психологии у ученика Юнга, Йозефа Ленга, и наверняка был знаком с юнговским Абраксасом – божеством, с которым Юнг не раз входил в контакт. Однако то, как Гессе переложил на художественное повествование явление Абраксаса в Западной Германии в отдельно взятом провинциальном городке, где его в принципе, не могло существовать, доказывает личное знакомство Гессе с этим божеством. Возможность же такого знакомства свидетельствует в свою очередь, в пользу универсальности символа.

Абраксас, как впрочем, и Яхве – это не только некие местные племенные божества, но и принципы, заложенные в самом человеке и в структуре мира. Абрасакс выражает принцип амбивалентности. То, как Эмиль Синклер, герой книги Дамиан, эволюционирует на протяжении повествования, показывает насколько целителен может быть  этот символ для разорванного на пронзительные противоположности европейского сознания, хватающегося за соломинку в своем рушащемся карточном доме «европейской цивилизации».
Степной волк – литературный портрет нового человека

Степной волк - от homo vetus к homo novus

Ни один исследователь жизни Гессе не будет спорить с тем, что «Степной волк» - автобиографическое произведение. Одинокий, замкнутый и потерявший нить бытия немец-интеллигент, живущий в неплохих условиях, но совершенно не понимающий своего предназначения, сталкивается с  иным, с бессознательным, с магическим театром своей души, где он может быть, пусть не режиссером, но центральной фигурой, а не выброшенным на противоположный берег жизни потерянным человеком.

Проходя сеансы юнганской психологии, Герман Гессе часто сталкивался с образами своих внутренних субличностей, архетипов. Он познал целительную силу Анимы, которая могла подарить ему чувственную и эмоциональную усладу. Он познакомился с внутренним геем-наркоманом – Тенью – полной противоположностью грустному асексуальному философу. Он увидел, что в бессознательном происходят процессы далекие от логического обоснования, с помощью которого Гессе привык подходить к любому вопросу.
Познав все это, Герман Гессе прекрасно изложил свое понимание человеческой природы в книге «Степной волк», и Европа вздрогнула! Она получила не только свой собственный портрет, но, что особенно важно, необходимые краски и оттенки, чтобы изменить себя навсегда. Разумеется, не только Герман Гессе сыграл свою роль в этом изменении, но он был, без сомнения, одной из ключевых фигур того времени, и его влияние не ограничивается 20 веком – все больше молодых людей по всему миру читают его произведения и проникают в самые тайные уголки своей души и разума, навсегда меняя себя и свою судьбу.

 

Игра в бисер – утопия или будущее планеты?

Все литературные достижения Германа Гессе были бы не полны без его последней и самой удивительной книги – «Игра в бисер». Без сомнения, книга «Игра в бисер» - утопия, коих немало породил инфантильный 20 век, где так много мечтали о светлом будущем. Но утопия Гессе отнюдь не политическая и не экономическая. Она социальная и интеллектуальная. Герман Гессе мечтает об обществе, которое готово было бы оплачивать размышления гениев, которые занимались бы не поучением материальных благ для этого самого общества, а чем-то таким, что было бы в целом далеким от первичных интересов социума (выживания и безопасности), и касалось бы самых тонких интеллектуальных планов.

Собственно, это должен был быть следующий этап свободомыслия и либертарианства – возможность заниматься умственной игрой (даже не трудом). Мечта о сообществе, где вопросы материального выживания давно отошли на задний план, и люди, не лишившись при этом тела, физической красоты и способности к творчеству, имеют возможность уйти с головой в музыку, математику и астрономию.
Без сомнения, Гессе как автора «Игры в бисер» можно сравнить с такими мечтателями, как Олдос Хаксли и Тимоти Лири, а также Рей Бредберри и Джордж Оруэлл (последние трое, однако, скорее паникеры, чем мечтатели в полном смысле этого слова). Он пророк своего отечества, народ которого все реже нуждается в физическом труде, где все больше людей заменяют роботами и компьютерами. Большинство современных европейцев (в отличие от своих дедов и прадедов) живут жизнью вольных художников, и лишь недостаточный уровень гениальности держит их в тех же тисках, в которых был Герман Гессе во времена «Степного волка», но разум многих уже достаточно созрел и далеко ушел от душевных, человеческих и социальных проблем. Их мало, но они сильны. Они принесли вирус свободы, который уже не остановить.


Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить