Когда наступает Новый год?
 
Что является мерилом всему?
 
Геката в античных первоисточниках
Автор: Андрей Сова 08.12.2016   

Геката является одной из самых неоднозначных богинь как в древнегреческом пантеоне, так и в современном неоязыческом/оккультном движении. Однако если в древности Гекату рассматривали как многогранный образ, то сегодня преобладает взгляд с тех или иных радикальных позиций. Одни пытаются «сатанизировать» ее культ, рассказывают зловещие истории о том, что она жена Люцифера или представляют ее как некий черномагический инструмент для уничтожения своих противников. Другие напротив представляют ее покровительницей фей и феминисток, пишут стихи в духе вульгаризированной неовикки.

 

Существует несколько закрытых культов Гекаты в России, Украине и странах СНГ, однако о них крайне мало известно. Есть также множество практиков-одиночек, почитающих Гекату. Но среди всего этого многообразия, мало кто предпочитает о ней писать.

 

По этой причине в русскоязычном пространстве Интернета существует не так уж много публикаций, которые охватывали бы проблему богини и ее почитания достаточно широко. Из интересных трудов на эту тему можно выделить статью Галины Бедненко. Есть несколько советских научных публикаций, найденных мной в старых сборниках журналов. Из них я хотел бы особо отметить крупную статью Л.И. Акимовой «Новый памятник скульптуры из Пантикапея (К проблеме гекатейонов)».

 

Иностранная литература, посвященная Гекате, как среди практиков, так и среди ученых более обширна. Особенно хотелось бы выделить работы Сориты Д’Эсте, которые не являются академическим исследованием, но в которых задействовано такое количество первоисточников по Гекате, какого я еще не видел нигде. Существуют так же многочисленные научные статьи и крупные монографии немецких, французских и многих других исследователей, целиком посвященные богине, однако ни одна из них на сегодняшний день не переведена на русский язык.

 

 

Греческие магические папирусы - целый корпус источников по Гекате и позднеантичной магии так же не имеет полного перевода. В целом, на сегодняшний день ситуация с Гекатой выглядит достаточно удручающе. Редко появляются новые исследования, практические наработки или просто авторские блоги. Практики предпочитают либо закрывать свои наработки от всех желающих, либо же раз за разом пересказывать информацию, гуляющую по интернету последние лет 10. Не стоит и говорить, что зачастую эта информация далеко не самая качественная. Несмотря на эту проблему культ Гекаты среди оккультистов настолько популярен, что едва ли не ежегодно появляются очередные «посвященные древних таинств», объявляющие свою систему полученной от неких «исконных жрецов», тогда как по факту она является плагиатом других сетевых опусов. Почти никто на сегодняшний день не опирается непосредственно на античные тексты. А если бы и опирался – встретился бы с бесчисленным множеством сложностей, парадоксов и противоречий.

 

Таким образом, основная цель данной работы — анализ ведущих тенденций развития культа Гекаты в свете древних первоисточников. Я рассмотрю сперва древнейшие источники по культу Гекаты, затем корпус позднеантичных материалов. Читатель увидит какие черты культа менялись, а какие столетиями оставались неизменны. Насколько это возможно, будет проведен разбор того, каким образом имеющиеся сложности и противоречия обусловлены историей, культурой и социумом того времени.

 

В связи с этим, при написании данной работы, я частично отошел от формата, характерного для исследований оккультного толка в сторону большей академичности, чтобы осветить проблему наиболее широко и объективно.

 

Хронологические рамки данной работы – с VII века до нашей эры (эпохи появления первых письменных упоминаний) по VI век нашей эры (общее угасание античного язычества). Территориальные рамки распространения культа Гекаты в обозначенный период не ограничиваются строго Грецией и Римом. Как мы увидим далее, следы культа находят далеко за их пределами.

 

1. Происхождение культа и образа Гекаты в древности.

Количество упоминаний Гекаты в первоисточниках колоссально. За два года исследований я открыл, и продолжаю для себя открывать все новые и новые упоминания. Эти источники совершенно разноплановые, часто противоречащие друг другу, разной сохранности, но по ним можно очень многое увидеть. В этой главе мы рассмотрим тексты доэллинистического периода, и немного коснемся раннего эллинизма.

 

В академической среде самым первым, и наиболее древним бесспорным упоминанием Гекаты считается Теогония Гесиода, датируемая приблизительно VII веком до нашей эры. Более древние эпические поэмы Илиада и Одиссея не знали имени богини, хотя это не обязательно означает, что греки ее не знали.

 

Более того, в Теогонии фрагмент, упоминающий непосредственно Гекату, выглядит в свете основного текста несколько странно. Не являясь олимпийским божеством и дочерью Зевса, ведущая свое происхождение от титанов - она получает честь, едва ли не большую, чем остальные греческие боги: «ее перед всеми Зевс отличил Громовержец и славный удел даровал ей… Более всех почитают ее и бессмертные боги…» - пишет Гесиод. Рассматривая эту ситуацию в историческом контексте, можно сделать вывод, что здесь имело место политическое влияние Малой Азии. К сожалению, точно неизвестно, с какими именно обстоятельствами это было связано. Крупный исследователь греческой религии Мартин Нильссон предполагает, что были так же и культурные причины.

 

Нильссон считает, что на тот период у самих греков не было глобального божества, которое бы удовлетворяло потребности простого народа в контактах с потусторонним, и поэтому «вакантное место» было заполнено божеством народа, с которыми греки имели близкие отношения. Очевидно, что культ Гекаты активно пропагандировался среди греков в VII-V веках. Вполне возможно, что в тот момент он претендовал на верховенство в религии. Впрочем, в силу того, что жречество никогда не было в Древней Греции целостным и политически значимым сословием, верховной богиней Геката так и не стала. Однако старания прошли недаром, и богиня прочно закрепилась в античном пантеоне более чем на тысячу лет. Существует версия, что фрагмент в Теогонии – более поздняя вставка в общий текст, и Гесиоду не принадлежит.

 

Происхождение самой богини вызывает много вопросов. Большинство исследователей склоняется к тому, что сама по себе Геката происходит из Карии, которая ныне находится на территории современной Турции. Нильссон в защиту этой версии приводит пример: «именно в этом регионе личные имена, в которые входит ее имя, часто встречаются в этой области, в то время как в других местах они редки или вообще не известны» 1*. Что касается сведений о Гекате из самой Карии, то здесь мы не располагаем никакими преданиями или мифами. Материалы археологических раскопок в этом регионе довольно скудны и публикуются преимущественно на турецком языке. Развитой письменности у карийцев до прихода Гекаты в Грецию скорее всего не было. Турецкие исследователи признают так же фрагмент «Теогонии» как первое письменное упоминание о Гекате.

 

Однако есть некоторые сведения, которые могут пролить свет на древние истоки ее культа. В качестве зон влияния на генезис образа богини почему-то очень любят называть Месопотамию или же, следуя за оккультистами XX века, Египет. Если бы Геката была исконно греческим божеством, то это было бы логично. И в целом этот вариант нельзя полностью исключать, однако в отличии от Греции на Карию с древности сильно влияло хеттское царство. В пантеоне хеттов и их ближайших соседей хаттов, не существует строго аналогичного Гекате божества. Однако возможно был некий прототип, установление которого потребует отдельного исследования.

 

Кроме Теогонии крайне значимым древним источником является Гомеровский гимн «К Деметре». Конечно же, эти гимны не имеют отношения к Гомеру и даже к его эпохе. Они были составлены позже, в период с VII по II века до нашей эры неизвестными авторами. Геката здесь выделяется как участник знаменитого мифа о Деметре и Персефоне. Этот миф, как считается, лег в основу Элевсинских Мистерий. По сюжету гимна «К Деметре» Геката помогает Деметре отыскать ее дочь, Персефону, украденную Аидом. И ее роль, описанная в этом гимне очень ценна как показатель теологии греков, так как раскрывает образ Гекаты как божества, преодолевающего границы между мирами.

 

Также здесь содержится явное указание на ее подземную природу. Без помощи Гекаты Персефона не может преодолеть границ миров, и поэтому она вынуждена полагаться в данном вопросе на нее. Данный источник был достаточно авторитетен для греков, и мы далее увидим, что более поздние хронологически материалы ссылаются на него.

 

Много сведений о том, как почиталась Геката в простонародье нам дают комедии Аристофана. Для иллюстрации приведу несколько фрагментов. Комедия Фесмофорий: «Клянусь пресветлою Гекатой, шельма ты.», Комедия Лисистрата: «А когда Гекатин праздник справить захотелось мне. И товарища к детишкам от соседей пригласить, Благонравного ребенка, беотийского угря, – Нет! – сказали мне…», комедия Лягушки: «И ты, дочь Зевса, смолистые факелы в руках подымая, Геката, явись, озари Глики дом! Я войду, Все добро перерою».- так же аналогичные упоминания существуют в других комедиях автора.

 

Комедии Аристофана иллюстрируют нам отношение к богине сложившееся у небогатых свободных людей. И здесь она предстает перед нами как светоносное божество, в ее честь устраивают праздники с детьми, водят хороводы, в ее святилищах оставляют еду для бедных. Простые люди любят Гекату и считают помощницей и охранительницей во многих бытовых сферах. В комедиях именуют ее даже дочерью Зевса, что совершенно неверно, но иллюстритует нам отношение простого грека. То, что ее так зовут, показывает, что в эпоху Аристофана в народе Геката не была какой-то «особенной» или «чужой» богиней. Она так же не была мрачным призраком кладбищ, какой мы ее увидим в более поздних текстах, хотя при этом к ней тайно обращались, если хотели навести те или иные чары.

 

Черты Гекаты как мрачного божества, связанного с мертвыми, стали впервые появляться в орфической религии: «Ту примогильную славлю, что буйствует с душами мертвых», как гласит гимн. Тут же она отождествляется с Артемидой, и эта путаница дальше сохраняется во всей традиции, с ней мы неоднократно столкнемся в дальнейшем. Связано это с тем, что более древний и крайне популярный у греков культ Артемиды частично поглотил культ Гекаты.

 

 

Сейчас же стоит сказать несколько слов об упомянутом феномене «орфической религии». Сложно сказать, было ли это в строгом смысле религией. Феномен орфизма весьма запутан и противоречив. Мы имеем достаточно большое количество текстов хорошей сохранности, однако в античной литературе существует слишком мало конкретных упоминаний о последователях этой религии. Вероятно, орфизм был своего рода «Сектой» или «Эзотерической традицией», не имеющей строгой централизации. Это объясняет ряд странностей и расхождений в орфических текстах. Если же смотреть в целом, затрагивая в том числе и орфические теогонии, то мы видим, что эта система мифологии во многом противостояла официальной Гесиодовской версии происхождения богов и мира. Так, например, согласно некоторым орфическим текстам Эрот в образе Зевса сотворил богов 2*. Вероятнее всего Эрот тут понимается не как мифический сын Афродиты, но как сам дух жизни, единственно способный к порождению вещей, а Зевс здесь, как Отцовская сила указывает вещам место во вселенной. Подобный мистицизм роднит орфиков с теургами и неоплатониками, которые появятся много позже. Впрочем, справедливости ради замечу, что последние нередко будут черпать вдохновение именно из орфической литературы. Философские трактовки орфизма мы встречаем, к примеру, у Порфирия. Именно орфическая и пифагорейская литература повлияла на формирование эклектики, характерной для неоплатонической теологии.

 

Последним в нашей базе древнейших источников будет Аполлоний Родосский, который родился уже в эпоху эллинизма и был скорее поэтом и литератором, нежели богословом или религиозным деятелем. Его отчасти коснулся начинающийся религиозный синкретизм. В своей «Аргонавтике» он подробно описывает Медею как жрицу Гекаты, так же касается темы обрядов и зелий. В его работах важно то, что образ Гекаты уже становится более мрачным, при ее появлении нимфы в лесах прячутся по оврагам, Геката — это «Ужас-богиня», с которой лучше не сталкиваться. Но при этом она еще не демонизируется окончательно. Что примечательно, более древний источник, Еврипид, не уделяет такого внимания образу Гекаты, и не рисует ее настолько мрачным божеством.

 

В целом, если подводить итог по раннеантичному культу Гекаты, то до эпохи эллинизма она мыслится в первую очередь как благая богиня, защитница детей и человеческого домашнего уклада, несущая свет. Возможно она уже играет роль в тайных мистериях как подземное божество, но в простонародье об этом не задумываются. Интересно то, что изначально Геката, по всей видимости не была никак связана с Луной, и ее трехликость, появившаяся в статуях примерно в V веке до нашей эры, скорее является показателем того, что она смотрит в трех направлениях одновременно, однако не является олицетворением трех фаз луны, как это стало принято считать позднее.

 

2. Геката в позднеантичной литературе

Поздняя античность (которая в нашем исследовании применительно к культу Гекаты условно приходится на период с I в до н.э. по V в н.э.) богата бесчисленными синкретическими культами, появившимися в эпоху эллинизма. Зарождение раннего христианства и гностицизма так же оказало огромное влияние на всю культуру того времени. Культ Гекаты в тот период невероятно распространился 3*. Ее статуи и святилища находят не только в Греции и Риме, но на территории современной Франции, Австрии, Румынии, Крыма и так далее.

 

Поэтому источники этого периода являются наиболее сложными, многоплановыми и противоречивыми. Чтобы понимать, о чем речь в источниках этого периода, нужно хорошо знать контекст их появления.

 

К сожалению, данное исследование не позволяет подробно углубиться в описание эпохи. Замечу лишь, что появление многих источников, философских и религиозных учений, культов, их трансформация происходили в среде острых социальных и культурных противоречий, связанных с взаимным отрицанием язычества и христианства.

 


Наиболее сложные и яркие источники, упоминающие Гекату в этот период можно разделить по двум основным группам: работы неоплатоников и магическая литература. Первая из этих групп крайне неоднородна. Неоплатонизм разрывало противоречие между строго философским упражнением ума и тенденцией к мистицизму и магии. Продуктом этого противоречия являлась теургия, которая во многом сочетала в себе философские упражнения и мистическую практику.

 

Наиболее иллюстративным и загадочным источником для нас являются «Халдейские оракулы». Происхождение этого текста приписывается некоему Юлиану Теургу или же его отцу Юлиану Халдею (а то и вовсе им обоим), оба они были полулегендарными магами, о которых мы достоверно не знаем практически ничего. Сам текст «оракулов» был утрачен в античности и до нас дошел в виде реконструкции по различным трудам позднеантичных мыслителей; благодаря их ссылкам, цитатам и комментариям. Кроме того, этот текст сам по себе был до крайности туманен. В целом, он выдает некоторое влияние платонизма и характерную для этого учения систему высшей триады. Известно, что он оказывал большое влияние на многих неоплатоников, в частности на Прокла Диадоха, возможно так же на Ямвлиха.

 

Имеющийся у нас сегодня текст даже после длительного изучения остается крайне темным. Очень хорошо его характеризует комментарий из самих Оракулов: «[Пусть] бесполезный упорствует ум в постижении [правды], ты причастишься тому, что за гранью ума пребывает» - намекая на то, что данный текст не поддается аналитическому осмыслению. Однако будучи продуктом своей эпохи, он несет целый ряд ее черт. Афонасин Е.В. В своей статье «Халдейские Оракулы» пишет: «…[неизвестно,] возникли ли эти оракулы в результате серии «медиумических» сеансов или же были сознательно написаны в здравом уме, остается фактом то обстоятельство, что, как саркастически замечает Джон Диллон, «боги, которые вещали устами Юлиана (отца или сына), сами находились под сильным платоническим влиянием» (Диллон 2002, 378)» 4*.

 

В этом отношении довольно точно и лаконично Халдейские Оракулы охарактеризовал А.Ф. Лосев: «Произведение это появилось в начале III в. и в философском отношении представляет собой эклектическое сочетание орфико-пифагорейских текстов и стоически-платонических тенденций с примесью новейших тогда сотериологических исканий» 5*. В целом сам исследователь относился к Оракулам с крайним скепсисом.

 

Откуда в Халдейских Оракулах взялась Геката – ученые не могут точно установить до сих пор. Тем не менее, если внимательно вчитаться в текст, становится отчасти понятно, что речь идет о некой модели устройства космоса и духовной иерархии, которая этот самый космос пронизывает сверху до низу, а также о том, как можно вознести свой дух в рамках этой модели. Я не буду здесь касаться подробного разбора данного текста, поскольку нас интересует исключительно роль Гекаты в общей картине. Для наших целей будет достаточно лишь самого общего представления о системе духовной иерархии Оракулов.

 

Высшую природу и верхушку иерархии здесь представляет некий трансцендентный Отец, от которого исходит Сила и Ум. Сила здесь некая энергия Отца, его Воля, неупорядоченная и хаотичная. Ум – это то, что упорядочивает, направляет Силу в нужную сторону (согласно тексту – на материю). От Ума происходит Любовь. Любовь здесь понимается как стремление вещей к единству в среде, где предметы, по всей видимости, уже имеют некоторую дифференцированность (благодаря работе Ума). Фактически здесь мы видим космогонию, которая подверглась философскому осмыслению и представлена в виде символов.

 

В тексте нет прямых указаний на появление Гекаты и ее место в иерархии. Однако точно можно сказать, что она ниже Отца. Ей принадлежит некое пламя: «Действенный дар жизненосного Пламени, что наполняет также Гекаты [таинственной] животворящее лоно...» Далее текст обрывается и мы имеем ряд разрозненных отрывков из которых можем сделать вывод, что Геката каким-то образом имеет отношение к нисхождению огня, возможно этого самого «жизненосного пламени» в материю. Второй фрагмент, говорящий о Гекате – еще более темен. Приведу его полностью:

 

«50. Отчие центр и средина доверены [власти] Гекаты.

51. Правая ведь сторона из частиц в пустоте производит каплю души порождающей, животворящую вкупе свет и огонь, и эфир, и само [бесконечное] небо.

52. В левом пределе Гекаты начало берет добродетель, коя в себе остается цела и невинность не бросит.

53. ...с замыслом Отчим в согласьи, [вот], я - душа - растекаюсь теплом, оживляя весь [космос].» - не совсем понятно, откуда берется левая и правая сторона, если Гекате доверен только центр. Можно предположить, что речь идет о правой и левой стороне центра. Так или иначе, мы знаем только то, что эти загадочные стороны находятся под властью Гекаты и зачем примерно они нужны. Есть так же прямое указание на то, что из этих пределов исходит нечто, одухотворяющее космос, делающее его живым.

 

Таким образом Геката в Оракулах является своего рода деятелем, который одухотворяет космос и способствует проникновению тонких материй на более грубые уровни бытия, где они будут иметь последующие воплощения. Это, кстати, согласуется отчасти с ее ролью как божеством пределов и границ между мирами в более древних источниках. Так же в некоторых публикациях есть тенденция отождествлять Силу с Гекатой. Причем она была не только среди современных исследователей, но и среди неоплатоников. Здесь же есть некоторые основания отождествлять Гекату с Реей, и мы еще ее коснемся.

 

По логике следующей группой источников, которую я рассмотрю, будут упоминания Гекаты у неоплатоников. Большая часть из них так или иначе соприкасались с «Халдейскими Оракулами». Но прежде стоит сказать несколько слов о неоплатонизме. Само по себе это течение было строго философским. Его основоположник, Плотин, был чужд всякому мистицизму и рассматривал преимущественно абстрактные материи и закономерности. Мистицизм, магия и теургия появляется уже в работах следующего поколения, среди его учеников. Они тоже понимали божественное во многом в философском смысле. Неоплатонизм был увлечен идеей Духа, его структуризацией, описанием логосов и эманаций. С одной стороны, иногда мы видим там бесконечное теоретизирование, однако были и ценные теологические выкладки, и даже практика. С этой точки зрения в первую очередь нас здесь интересует Прокл, Ямвлих и Порфирий.

 

Чтобы проиллюстрировать пример подобной теологии, приведу цитату Порфирия, которую приводит Сорита Д’Эсте. «…той [чистой] сути, что превосходит прочие силы этого тройственного чина животворения, сообразна власть Гекаты; средней силе, порождающей монады, — власть души, а круговращению умных сил — власть Добродетели». На Халдейские оракулы ссылается так же Прокл Диадох в своих работах. Их влияние заметно сказывалось и на работах Ямвлиха, хотя он в меньшей степени находился под их влиянием.

 

Однако вернемся к Порфирию. Он развил толкование образа Гекаты, выходя за рамки «Оракулов». Его культ был связан с тремя фазами луны, которым он приписывал определенный символизм: «Но, с другой стороны, луна — это Геката, которая олицетворяет смену ее фаз и зависимость самой ее силы от фазы. Поэтому сила ее предстает в трех формах: как новорожденная луна она облачена в белые одежды и золотые сандалии и держит горящие факелы; корзина, которую она несет, округляясь и полнея, означает рост злаков, подвластный прибыванию ее света; полная же луна предстает как богиня в медных сандалиях…» 6*. Так же Порфирий дает нам упоминания о связи Гекаты с животными. По его версии это собака, львица и кобылица и бык/корова.

 

Следующим мыслителем, который следует в своей теологии за «халдейскими оракулами» можно назвать Прокла. Его работа: «Комментарии к платоновской теологии», во многом посвящена разбору этого текста. Его понимание Гекаты очень оригинально – он отождествляет ее с матерью богов Реей 7*. Фактически это объясняет, почему в своем гимне он обращается к Гекате: «Радуйся, матерь богов многославная, с добрым потомством!». Почему он это делает? На первый взгляд такое отождествление кажется странным, однако если посмотреть на сам текст «оракулов», то Геката обладает «животворящим лоном», явно материнским атрибутом. Она же порождает души. Как я уже говорил выше, мы не можем точно локализовать место Гекаты в иерархии «Оракулов», поскольку прямое упоминание об этом, если оно и существовало, вероятно, было утрачено. Интересен тот момент, что и Порфирий считает, что верно будет называть Гекату Львицей, однако факт, львы никогда и нигде не были атрибутом Гекаты, зато со львами часто изображают Рею. Более того, Аполлоний Родосский утверждал, что лев – ее священное животное. На основании этого можно сделать очень осторожный вывод, что не у одного Прокла были размыты границы между Реей и Гекатой. Однако у Порфирия сохранилось достаточно много фрагментов про Гекату, но нигде не было прямо сказано, что он отождествлял ее с Реей. Поэтому оставим данное утверждение на уровне любопытной гипотезы. В конце концов неоплатоники обладали более полным текстом оракулов, нежели мы, и какие-то фрагменты могли просто до нас не дойти.

 

В трудах неоплатоников так же отразились социальные противоречия эпохи. Так, например, Августин приводит фрагмент из Порфирия, где Геката и Аполлон рассуждают о божественности Христа 8*, причем здесь цитируется работа, носящая явный пропагандистско-антихристианский характер. Таким образом, далеко не все тексты поздней античности нужно рассматривать как источники, отражающие реальную теологию того времени.

 

Интересный фрагмент приводит Иоанн Лид: «…Откуда они [т.е., халдеи] производят тайное учение о четырех стихиях и четвероглавой Гекате. Ибо голова огнедышащего коня обращена, несомненно, к сфере огня; голова быка, храпящего, как некий буйный дух, обращена к сфере воздуха; голова гидры, существа едкой и неустойчивой природы, обращена к сфере воды; голова же собаки, карающей и мстительной по природе своей, обращена к сфере земли.» 9* Автор принадлежит уже к VI веку нашей эры, является византийским историком, ведущим традиционное описание сакрального календаря древних греков и римлян. Интересен в первую очередь своими ссылками на не сохранившиеся источники. В данный момент скорее всего ссылка идет на некоторые не сохранившиеся оракулы и трактовка их в духе близком к неоплатонизму. Автор так же в других местах упоминает некоторые «оракулы» в связи с Гекатой. Он так же нередко ссылается на «учение халдеев». Это упоминание единственное в истории, которое говорит о четырех ликах Гекаты и в котором встречается эпитет Tetramorphos, и оно снова никак не связано с фазами луны.

 

Следующим в списке будет корпус источников магического характера. Здесь мы имеем две группы текстов. Дефиксионы – таблички, на которых были написаны проклятия, и корпус, известный как «греческие магические папирусы».

 

Что касается дефиксионов, здесь все достаточно прозрачно – это колдовство в самом примитивном смысле. Сорита Д’Эсте пишет, что они встречаются приблизительно с V века до н.э. и по меньшей мере до IV века н.э. Подавляющее большинство этих проклятий упоминает хтонических божеств, в большинстве случаев именно Гермеса и Гекату.

 

Также здесь упоминаются однообразные, преимущественно «подземные» эпитеты этих божеств. Часто употребляются симпатические формулы: «как этот свинец сух и бездушен, так и дела врага моего пусть будут сухи и бездушны» 10*. Цель этих табличек всегда прозрачна – нанести вред, проклясть, ограничить врага. Причины, как правило, достаточно бытовые, любовь, деловые вопросы, выяснение отношений, и так далее.

 

Этот источник показывает нам «теневую» сторону народного восприятия Гекаты. Она была не только светоносной защитницей, но и управительницей потусторонних сил, которые можно было, зная определенные формулы, использовать в своих целях. В позднюю античность эти черты стали куда более заметны. Однако в целом здесь нет информации непосредственно по культу. Мы видим в дефиксионах отсылки и уже известным нам мифам, как, например, рассмотренный мною выше гомеровский гимн «К Деметре» и роль Гекаты в нем. В силу своей связи с потусторонним, как в прошлом, так и сегодня Геката популярна среди разного рода поклонников «черной» магии и «вульгарного» колдовства.

 

Последний корпус источников, который я рассмотрю это «Греческие магические папирусы» (PGM). Это целая группа позднеантичных текстов магического содержания. На первый взгляд эти тексты абсолютно безумны, добрая половина их – непереводимая тарабарщина в духе: «IO AIE IE IE IE…» и т.д. На сегодняшний день эти тексты далеки от окончательной изученности, большая часть из них не переведена на русский язык. Однако они крайне важны как профессиональная магическая литература, нередко обращенная к Гекате. Авторство их не известно.

 

Основными целями, описанных в папирусах магических операция являются: любовная магия, защита, получение оракулов и прорицаний. Главная сложность папирусов состоит в том, что они вобрали в себя не только античные течения: неоплатонизм, орфизм, пифагореизм и т.д., но также и в них заметно огромное влияние гностицизма и раннего христианства. Очень много делается отсылок к эллинизированой египетской мифологии.

 

Структура описанных в PGM операций во многом напоминает гримуарную магию средневековья. Духи заклинаются сложными именами и при помощи иерархически более высоких духов, используются сложные системы соответствий различных предметов и ингредиентов. Таким образом, в основе PGM лежит система, далекая от привычной нам мифологии, и заметно отличающаяся от неоплатонического мистицизма.

 

Геката в PGM предстает нам божеством, которое участвует в операциях, направленных на защиту и часто фигурирует в любовных заклинаниях 11*. Она здесь отождествляется с неимоверным количеством божеств. В упомянутых выше заклинаниях использованы такие имена как Диона (которая понимается как Афродита), Персефона, Эрешкигаль, конечно же Селена и Артемида, атрибуты которых вообще размываются так, что их уже нельзя отличить от Гекаты.

 

Существует ряд специфических рекомендаций, таких как, например, сделать изображение Гекаты и освятить его в крови того, кто умер насильственной смертью или же использовать редкие ингредиенты, такие как, например, глаза летучих мышей 12*. Подробную таблицу с перечислением упоминаний Гекаты в тех или иных заклинаниях PGM приводит Сорита Д’Эсте.

 

Объяснить подобное разнообразие имен очень сложно с религиозной позиции, но они становятся понятны если посмотреть на это с позиции магии. Каждое имя несет в себе определенный логос, поток. По этой причине имена были важны и для магов, и для жрецов. Данный источник ставит под вопрос традиционное разграничение божественных сил, оперируя их потоками так, что они сливаются в один конкретный посыл, составленный в соответствии с целью заклинателя. Подобный подход продиктован в первую очередь практическими соображениями, и вывести из него какую-либо теологию крайне затруднительно. Боги здесь все еще остаются до определенной степени разграничены. По «языческим» текстам PGM, очень сложно проследить идею, что есть некий единый бог и эти имена суть его разные ипостаси. Этот подход развивался в каббале и неоплатонизме, авторы папирусов по всей видимости не слишком интересовались теоретическим обоснованием своей системы, потому что строгого политеизма там уже нет как парадигмы.

 

Боги отождествляются по определенным принципам, однако если отождествление Гекаты с Селеной и Артемидой хотя бы частично обосновано сходством функций, то почему Гекате в любовных заклинаниях приписывались функции Афродиты, и связанные с нею имена – сложно ответить. Рациональных объяснений этому нет, как и материалов, указывающих на связь Гекаты с любовной сферой и Афродитой. Быть может, это показывает некоторую «деградацию», изначального культа, или же логичное развитие орфического религиозного синкретизма. Общий обзор позднеантичных источников показывает, что греки не испытывали каких-то моральных трудностей в вопросах религиозного синкретизма. И таким образом спасённая Артемидой Ифигения легко становится Гекатой, Геката – Реей и Матерью Богов, Янус – Зевсом, а последний – ипостасью Эрота.

 

Греки вплотную подошли к идее единства божественной реальности, однако полностью не перешагнули ее, оставив в истории пан-политеистические гибриды, такие как орфизм, пифагореизм, герметизм или неоплатонизм. И Геката здесь не была исключением. Ее тесно коснулись все эти процессы. Образ богини претерпел изменения ввиду теологических изысканий тысячелетней истории античности и, таким образом, приобрел массу парадоксальных черт, которые я попытался кратко объяснить в настоящей работе.

 

Сноски

1. Нильссон М. Греческая народная религия. – СПб.: Алетейя, 1998.с 123.

2. Орфей. Языческие таинства. Мистерии восхождения. – М.: Эксмо-пресс, 2001 с 50.

3. Акимова Л.И. «Новый памятник скульптуры из Пантикапея (К проблеме гекатейонов) / Вестник Древней Истории. 1983 г. №3. С. 68.

4. Афонасин Е.В. «Халдейские Оракулы» с. 1.

5. Лосев А.Ф. История античной эстетики. Последние века. Кн.1 – Харьков: Фолио, 2000. С. 26.

6. Порфирий. Сочинения. - СПб.: Изд. СПБГУ, 2011 с. 276.

7. Прокл Диадох. Комментарии к платоновской теологии. – М.: «Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина», 2012. С. 326.

8. Лосев А.Ф. Указ соч. С. 88.

9. Corpus scriptorum historiae byzantinae, Т. 29 с. 29. Цит. по Сорита Д’Эсте и Дэвид Рэнкайн. Геката: пограничные обряды. Пер. Анны Блейз.

10. Петров. А.В. Феномен теургии. Философия и магия в античности. – СПб.: Изд-во РХГИ, 2003. С. 36.

11. PGM IV. Фр. 2708-84.

12. Там же. Фр. 2880-2890.

 

Литература:

1) Corpus scriptorum historiae byzantinae, в 50 томах. 1828-1897. Т. 29

2) The Greek magical papyri in translation. Ed. H.D. Betz – Chikago&London. The University Chikago Press, 1986.

3) Акимова Л.И. «Новый памятник скульптуры из Пантикапея (К проблеме гекатейонов) / Вестник Древней Истории. 1983 г. №3

4) Аполлоний Родосский. Аргонавтика. - Тбилиси: Мецниереба, 1964.

5) Аристофан. Избранные комедии. - М.: Художественная литература, 1974.

6) Афонасин Е.В. «Халдейские Оракулы» с. 1

7) Гесиод. Полное собрание текстов. М.: Лабиринт, 2001.

8) Лосев А.Ф. История античной эстетики. Последние века. Кн.1 – Харьков: Фолио, 2000.

9) Нильссон М. Греческая народная религия. – СПб.: Алетейя, 1998.

10) Орфей. Языческие таинства. Мистерии восхождения. – М.: Эксмо-пресс, 2001

11) Петров А.В. Халдейские оракулы. К проблеме авторства

12) Петров. А.В. Феномен теургии. Философия и магия в античности. – СПб.: Изд-во РХГИ, 2003.

13) Порфирий. Сочинения. - СПб.: Изд. СПБГУ, 2011.

14) Прокл Диадох. Комментарии к платоновской теологии. – М.: «Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина», 2012.

15) Сорита Д’Эсте и Дэвид Рэнкайн. Геката: пограничные обряды. Пер. Анны Блейз

16) Тахо-Годи А.А. Античные гимны. – М.: изд-во Московского университета, 1988

17) Халдейские оракулы

 

 


Похожие материалы:
Следующие статьи:
Предыдущие статьи:

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить